Значение наследия Феофана Затворника для развития современного российского образования

Важнейшим направлением и достижением современных инновационных теоретических и практических поисков в педагогике стала разработка проблем духовно-нравственного развития и воспитания личности, что позволило вернуть в педагогику ряд имен крупнейших отечественных мыслителей.

К числу таковых можно с полным правом причислить педагогическое наследие Феофана Затворника, поскольку он является одним из тех мыслителей в истории человечества, которые создали собственную теоретическую систему, в рамках которой содержится педагогическое учение. Большинство работ святителя Феофана адресованы современному ему обществу и являются плодом не только теоретического изучения духовного опыта, но и его личного осуществления. Этот принцип характерен и для его педагогического учения в целом, которое будучи глубоко православным по содержанию, поскольку органично построено на Священном Писании и высших достижениях святоотеческого наследия, в то же время по способу теоретизирования близко европейской философии, и прежде всего своей строгой системностью. И это глубоко закономерно, поскольку Феофан Затворник не просто знал, но жил в европейской интеллектуальной культуре в силу своего образования. Соответственно, святитель хорошо знал европейскую философию, а впоследствии он также глубоко изучал и различные науки: антропологию, психологию, педагогику и другие, широко использовал их данные в своих работах.

Чтобы понять, какие его идеи и каким образом внедрялись в прошлом и могут быть внедрены в современное образование и педагогику, мы должны напомнить, что святитель в своей жизни сочетал ученость с исповедничеством, знание – со святостью, затвор – с активным влиянием на духовную жизнь современников.

Анализируя инновационно-эвристическое содержание педагогического наследия Феофана Затворника и его значение для современной педагогики и образования, необходимо отметить, что инновационные идеи Феофана Затворника значимы на всех уровнях педагогического знания.

Методологический уровень. Методологический подход, обоснованный святителем, дает принципиально иной способ теоретизирования, сравнительно с идеалистическим и материалистическим подходами. Идеалистическая философия, исходящая из того, что идеальное существует изначально и объективно, и материалистическая, доказывающая, что идеальное есть нечто, порождаемое материей, дают основания для построения разных систем воспитания. Идеалистический подход, полагающий исходно человека как мыслящее существо, соответственно и воспитание предлагает выстраивать на основе познавательного начала, а на нем другие виды воспитания. При этом духовно-нравственное воспитание в идеалистических учениях сохраняется, но не в силу внутренней необходимости, а в силу традиции. Материалистический, исходя из приоритета материального начала в человеке, чувственно-материальное отношение, и особенно труд, полагает основополагающим условием развития и воспитания человека, исключая из познания и практики духовно-нравственное развитие человека и специальное духовно-нравственное воспитание. Святитель Феофан обосновывает принципиально иную концепцию идеального, указывая, что «в мире мы всегда видим являемую сторону, под нею — силы и стихии, а под ними еще должны усмотреть и кроющуюся там мысль Божию. Сия мысль — цель наших усилий; постижение ее и есть собственно знание. Познать их сокровенное, положенное в них от ума Божественного, можно только посредством силы Божественного свойства. Сия сила в нас есть дух, и в духе — разум» [1,с.319]. Поэтому идеальное есть ничто иное как замысел Бога в творении, а в познании и открывается этот замысел. Но чтобы стало возможным это познание, человек должен знать о бытии Божием и пребывать в общении с Богом. А потому именно отношение к Богу и является исходным для человека. Поэтому и в основе воспитания должно быть духовно-нравственное воспитание, а на нем выстраиваются все другие виды воспитания. Соответственно, следует говорить о новом фундаментальном подходе в воспитании, который позволяет не только развивать теоретическое построение, исходя из собственных оснований и данных, но анализировать и использовать весь массив антрополого-педагогической информации, обогащать его всеми педагогическими достижениями, если они не противоречат фундаментальным константам духовного подхода.

Учение Феофана Затворника открывает возможность использования принципиально нового духовного метода педагогического познания, предполагающего единство научного и духовного знания, что дает возможность духовного видения воспитания. Анализ истории воспитания с духовных позиций, благодаря тому, что духовно-нравственное воспитание не исключается из истории образования, дает возможность видения его целостной картины.

На антропологическом уровне учение Феофана Затворника дает возможность целостного видения человека. Во-первых, он утверждает, что человек изначально не биологическое существо, над которым затем (когда?) надстраивается его социальная часть, а человек. Во-вторых, в нем дается образ его целостного иерархического устроения: тело, душа, дух, в результате чего не игнорируется изучение ни одной его части, тем более духовной, которая и образует собственно человеческое в человеке. Учение святителя о человеке дает возможность принципиально иного понимания функционирования всех его «частей и сил». Например, понимание мышления как способности познания истины не как некой отвлеченной «сущности», а как «разумного устроения» мира, вещи. Его учение дает возможность понимания даже отдельных феноменов познания, например тайны интуиции. Феофан Затворник характеризует ее как духовную познавательную способность человека, заключающуюся в том, что «просвещаемые благодатию нередко созерцают значение вещей без особенной помощи со стороны рассудка, то есть рассудок у них еще не знает фактического строя вещей или знает его отчасти, а они уже созерцают их значение» [2,с.324]. В-третьих, благодаря пониманию целостности духовно-нравственной траектории жизни и в соответствии с ее истинной целью закладываются предпосылки бесконечного совершенствования человека. В результате союза, процесса соработничества между человеком и Богом происходит преображение человека, раскрывается «полнота его внутренних совершенств».

В то же время в учении святителя Феофана показывается опасность темной духовности, присущей как миру падших ангелов, так и духу каждого человека, деформированного грехом, что дает возможность понимания всей глубины опасности практик воспитания, построенных на оккультно-мистических учениях.

На теоретико-педагогическом уровне важно органично-целостное видение воспитания, благодаря единству всех его компонентов; единому духовно-нравственному основанию; внутренне согласованной деятельности всех воспитательно-образовательных институтов. Учение Феофана Затворника дает возможность принципиально по-новому построить отдельные виды воспитания, прежде всего, духовно-нравственное воспитание, призванное целенаправленно развивать внутренний мир человека.

Правильно организованное духовное воспитание дает возможность существенно улучшить и другие его виды. Например, для экологического воспитания важна мысль святителя о причине отсутствия должного отношения человека к природе: «извращение сочувствия к природе свидетельствует о его онемении». Напротив, «люди, Богу угождающие, как видно на опыте, прекращают терзания животных и именно по сочувствию». У них появляется «потребность жить и дышать природой не в угодность плоти (Антоний Великий), а радоваться творениям Божиим, с веселием и восхищением ходить среди них. Все это очевиднейшие признаки возвращения или исцеления сочувствия к миру вещественному» [3,с.312]. Поэтому предпосылкой успешного экологического воспитания является духовное воспитание.

В умственном воспитании епископ учит организовывать правильную деятельность рассудка, благодаря пониманию того, что цель познаний человека заключается в том, чтобы увидеть Божественный замысел в мире и каждом его творении, а постижение этой мысли, этой истины и будет составлять «живое знание», ибо «совершеннейшее знание представляет тот, кто в себе соединяет благодатное просвещение разума с многознающим рассудком», в процессе чего происходит «восполнение рассудка разумом». Ибо «благодать, пришедши, не приносит с собой много сведений, но научает человека вниманию и как бы обязывает к точному рассмотрению вещей; она не истолковывает ему законов мышления, но вливает любовь к истине» [4,с.325]. Вместе с изменением ума происходит преображение воли. Религиозное видение красоты дает возможность созерцать ангельскую красоту мира, что способствует правильной организации эстетического воспитания. Святитель говорит о недопустимости превращения физического воспитания в самоцель: иначе развитие телесности заглушает духовную жизнь.

Педагогика святителя Феофана важна и для правильной организации деятельности институтов воспитания. Для семейного воспитания она дает понимание того, что, только восстановив полноценную семью, благодаря возрождению ее духовной составляющей, можно организовать и правильное семейное воспитание. Восстановление духовно-нравственной основы образования возрождает школу в качестве воспитательно-образовательного института. Восстанавливается и значение Церкви как абсолютно необходимого института воспитания.

Учение святителя имеет большое эвристическое значение и для разработок методического знания, поскольку содержит понимание построения технологий воспитания, основанных на знании целостного человека. Благодаря этому становятся возможными поиск новых и сохранение традиционных эффективных педагогических методик; философско-умозрительные методы работы; новые методы воспитательной работы, опирающиеся на опыт аскетической традиции (человек должен «готовиться не к наслаждению, а к подвигу») как в духовно-нравственном, так и в других видах воспитания (как близка эта идея к идее К.Д. Ушинского: «Самое воспитание, если оно желает счастья человеку, должно воспитывать не для счастья, а приготовлять к труду жизни… Но таково ли воспитание в настоящее время?» [5,с.348]); метод ограждения от всего плохого (соблазнов), метод воспитания примером; христианская любовь как основное начало «воспитательных мер» и «лучший метод воспитания». Для профессиональной подготовки его учение важно обоснованием идеи непрерывного духовно-нравственного развития учителя. «Учителя – сословие лиц чистейших, богоизбранных и святых» [6,с.64].

Таким образом, учение святителя Феофана Затворника, обладающее значительным инновационно-эвристическим потенциалом, может дать существенное приращение для современной педагогической теории на всех ее уровнях от методологического до профессионально-педагогического, поскольку открывает новую «антропологическую перспективу» целостного видения развития и воспитания человека. В практике оно дает возможность построения целостной системы воспитания, благодаря организации современного образования на основе системы духовно-нравственного воспитания в пространстве семейного, общего и профессионального образования на основе их новых смыслов, содержания и технологий.


Литература:
1. Феофан, затворник Вышенский. Начертание христианского нравоучения. – М.: Правило веры, 2005. – С.319.
2. Там же. – С. 324.
3. Феофан, затворник Вышенский. Начертание христианского нравоучения. – М.: Правило веры, 1998. – С. 312.
4. Феофан, затворник Вышенский. Начертание христианского нравоучения. – М.: Правило веры, 2005. – С. 325.
5. Ушинский, К.Д. Собрание сочинений. Т.2. [Текст] / К.Д. Ушинский. – М.: Изд-во АПН, 1948. – С. 348.
6. Феофан, затворник Вышенский. Путь ко спасению (Краткий очерк аскетики). – М., 1994. – С. 64