Толкование святителем Феофаном Затворником терминов «усыновление» и «прославление» в посланиях святого апостола Павла

Священное Писание, данное человеку божественным откровением, показывает ему вселенскую цель – путь единения с Богом. Это единение получило в понимании святых Отцов наименование «обóжения» (θέωσις) – божественного величайшего дара человеку и цели человеческой жизни. И хотя в Библии мы не встретим этого выражения, но богопросвещённые писатели Слова пронесли эту мысль как «красную нить» через всё Писание.

Идея обожения начала своё развитие с первых веков христианства, но впервые со всей ясностью была сформулирована в виде краткой и чёткой богословской формулы святым Иринеем Лионским (II в.): «Ибо для того Слово Божие сделалось человеком и Сын Божий – Сыном Человеческим, чтобы (Человек), соединившись с Сыном Божиим и получив усыновление, сделался Сыном Божиим».[1] Или кратко: Сын Божий стал Сыном Человеческим, чтобы сын человеческий стал сыном Божьим.

Эти богословские формулы стали основополагающими и для последующих отцов Церкви, которые развивали учение об обожении, раскрывая домостроительство Пресвятой Троицы. Своими мыслями святые Отцы хотели показать, что цель и предел нашего спасения не одно только моральное очищение и не только эсхатологический акт, а беспредельное, непрерывное углубление в Бога, возможное только в максимальном приближении к Нему. Святые Отцы, видя эту истину в Священном Писании, воплощали её своей жизнью и раскрывали её в своих творениях.

Одним из самых ярких отечественных подвижников слова и духа является святитель Феофан Затворник. Он оставил нам классический пример святоотеческого толкования посланий святого апостола Павла. На основе этого толкованияавтор доклада попытается показать, как святитель Феофан понимал учение святого апостола Павла об усыновлении и прославлениичеловека, на котором святоотеческая мысль развивала идею обожения.

Апостол Павел, являясь одним из благовестников божественного учения людям, описал в своих посланиях понимание и цель этого нового общения. По одной из мыслей Апостола, общение верных с Иисусом Христом начинается с их усыновления( υἱοθεσία ) Богу через Иисуса Христа (Еф. 1:5), вследствие чего усыновлённые чада могут прославиться (δόξα) у Бога и прославить Самого Бога. Эта антропологическая мысль Апостола раскрывается в самом объемном и догматически самом важном из его посланий – в Послании к Римлянам (см: Рим. 8:15-23), а также и в других его посланиях.

Сам же термин « υἱοθεσία – усыновление» в Новом Завете встречается пять раз и исключительно в посланиях апостола Павла (Рим 8:5, 23; 9:4; Гал 4:5-7; Еф. 1:5). Смысл данного термина может также передаваться Апостолом и в качестве таких словосочетаний как «сыны Божии – υἱοὶ θεο̑υ» (Рим. 8:14) и «дети Божии – τέκνα θεο̑υ» (Рим. 8:16).

Итак, рассмотрим некоторые примеры толкования данного учения святителем Феофаном Затворником. «Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии. Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче! » Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии. А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться»(Рим. 8:14-17; см. также Гал. 4:5-7). В этих словах Апостола святитель Феофан видит глубокую мысль: «сказав: сыны, – стих 14, (8 гл.) – Апостол мог прямо заключить: если (сыны – свщ. А.М.), то и наследники – стих 17. Но Апостол, – обращает внимание святительФеофан, – счёл нужным подкрепить убеждение в сыновстве, кроме указания на таинственное рождение от Бога и приятия Духа в Таинствах Крещения и Миропомазания, ещё и свидетельством внутреннего нашего чувства, удостоверяющего, что мы – дети Божии (ст. 16)».[2] Святитель Феофан хочет показать здесь главную мысль Апостола, которая указывает, что настоящие сыны Божии те, которые водимы Духом Божьим. То есть, не только приняли Духа Святого в таинствах, но и пламенеют внутренней любовью к Богу как Отцу. Желают вечного наследия и ревностно ходят по духу.

Как известно, усыновление Божие усвояли себе и иудеи (см. Ис. 1:2:«Я воспитал и возвысил сыновей» и еще: Исх. 4:22: «Израиль есть сын Мой, первенец Мой»). Святитель Феофан, указывая на содержание этого усыновления, показывает, какая разность существует между нашим сыновством и сыновством иудеев. Там, говорит Святитель, никакого духа не принимали, но таков был дух закона, что страхом удерживал в покорности себе как рабов и невольников, поэтому это был дух работы из страха.[3] А «дух евангельской жизни не таков: здесь служат Богу духом не как рабы, а как сыны в доме, разумея все планы домовладыки – Отца своего, входя в них, сочувствуя им, желая их и любя».[4] А евангельский дух сыновства, по мысли святителя Феофана, навевается не одним содержанием Евангелия, как дух рабства ветхозаветного – содержанием закона, но созидается в глубине нашего духа, Духом Святым, приемлемым нами о Христе Иисусе. «Нося сего Духа, –говорит свт. Феофан, – дерзаем вопиять к Богу: Авва Отче! Отче наш! – как научил нас всё сие устроивший для нас Сын Божий Единородный и Бог».[5]

Подобную мысль Святитель развивает и при толковании Послания к Галатам:  «А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: “Авва, Отче!” Посему ты уже не раб, но сын...(Гал. 4:6-7). Здесь Святитель указывает на основополагающий аспект, посредством которого как иудеи, так и язычники вводятся в свободу сынов Божиих –это вера. Дух Божий возрождает не всех, а только тех, которые уверовали в Господа Иисуса Христа, положили себе за правило следовать Ему во всём, и ради этих расположений приняты в благоволение Божие. Таковых Дух Божий, приходя через таинства, делает сынами существенно и пребывает в них и научает возноситься к Богу, как к Отцу. У таких людей, по мысли Святителя, всё внутреннее настраивается так, что они глубоко чувствуют себя сынами Богу и Бога сознают Отцом себе.[6] Те же, кто потерял благодать крещения, должны покаянием, подвигом самоотвержения, подвижничества и доброделания, дать благодати возобладать собою. Тогда и у них возродиться тоже чувство сыновства.[7]

Из вышеприведённых мыслей святителя Феофана видно, что в данном случае Святитель понимает учение апостола Павла об усыновлении не только экклезиологически. Например, в своём труде «Путь ко спасению» он говорит, что стяжание благодати и освящение ею нашего естества совершается в Таинствах[8] и называет крещёных чадами Божиими, как именоваться и быть дал им область сам Господь.[9] Но здесь, Святитель именно указывает на ключевой момент – искреннюю веру и жизнь по вере, посредством которой христианин становиться чадом Божьим и водительствуется Духом Божьим. Только тот может быть сыном Божьим, кто любит Бога искренней сыновней любовью. Эта любовь – любовь не из страха, не ради корысти, а ради самой любви. Эта мысль Святителя фундаментальна, как фундаментальна богословская мысль Апостола об усыновлении Богу, на котором он выстраивает «парадигму» спасения человека.

В 16-ом стихе 8-й главы Апостол говорит нам, что мы дети Божии,и в 17-ом показывает, что ожидает детей Божиих: «А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться (συνδοξασθ͡ωμεν)» (Рим. 8:17). Апостол Павел в своих посланиях раскрывает нам божественный замысел о нашем прославлении, как возможном следствии усыновления. Возможном потому, что прославление не является автоматическим следствием усыновления, которое человек может и потерять, а есть непрерывный динамический процесс духовной жизни человека, направленной на максимальное единение с Богом. Причём Апостол разделяет прославление как на реальное действие, начинающееся в земной жизни христианина, так и на эсхатологическое его завершение, которое придёт со вторым пришествием Христа Спасителя. В святоотеческой традиции учение Апостола Павла о прославлении получило наименование «обожения».

Важно узнать, как Святитель Феофан понимает слова Апостола Павла о наследстве и прославлении. В Послании к Римлянам Апостол пишет: «но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, Который воздаст каждому по делам его: тем, которые постоянством в добром деле ищут славы (δόξαν), чести и бессмертия, – жизнь вечную; а тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, – ярость и гнев. Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых, Иудея, [потом] и Еллина! Напротив, слава (δόξα) и честь и мир всякому, делающему доброе, во-первых, Иудею, [потом] и Еллину!» (Рим. 2:5-10). Слова апостольские, говорит святительФеофан, показывают нам, что тем, которые решились жить богоугодно, терпеливо и неуклонно идти этим благим путём, воодушевляясь надеждою будущего пресветлого состояния, Бог воздаст живот вечный, – даст им вечно вкушать неизреченные блага небесные.[10] Но этот путь, по мысли самого Апостола, сопряжён с кратковременным легким страданием нашим и производит в безмерном преизбытке вечную славу (αἰώνιον δόξης)» (2 Кор. 4:17). Кратковременным и легким, поясняет Святитель Феофан, потому, что все эти страдания пройдут, а вечная слава никогда не пройдёт. И страдания эти есть ничто, по сравнению с вечною славою.[11] Эту мысль апостол Павел проводит и в Послании к Римлянам: «Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас»(Рим. 8:18). Очень важно понять, что страдания эти обновляют внутреннего человека, поскольку верою и благодатью поставляют страдающего в тесное общение со страданиями и смертью прославленного уже Христа и, соответственно, служат основанием прославления и страдающих ради Него. Таким образом, по мысли Святителя, страдания являются залогом вечного спасения. Однако, сказав, что слава будущая, – замечает святительФеофан, – Апостол доказывает, что она уже началась: «Ибо не сказал: в сравнении с тою, которая будет, – но: которая откроется».[12]Следовательно, заключает Святитель, и теперь она есть, но сокрыта, что яснее Апостол выразил в другом стихе, сказав: «жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге» (Кол. 3:3). Люди не видят её, так как она совершается в духе и сердце. Сокрыта же она бывает до времени и для других, и нередко даже и для самих причастных ей, и даже для ангелов, которые могут знать только общее состояние душ, а не само существо жизни по Богу.[13] «Надейся, –призывает святитель, следуя мысли Павла, –получить эту славу, она готова уже и ожидает твоих трудов».[14] Для получения этой славы, человек должен, во-первых:«совлечься ветхого человека (ὁ παλαιὸς ἄνθρωπος) с делами его»(Кол. 3:9). То есть, поясняет святитель Феофан, отвергнуть самоугодие, от которого происходят страсти, закрепив это таинствами.[15] По-видимому, следуя из выше приведенных мыслей святителя, для некрещёных – креститься, для растерявших благодать – покаяться, и воспринять образ «небесного человека» (ὁ ἐπουράνιος ἄνθρωπος)(Кор. 15:49). Хотя как раз здесь святитель говорит только о том, что в образ Небесного мы духовно облекаемся в купели крещения, а всецело явимся таковыми по воскресении в будущем веке,[16] став «подобным образу Сына» Божия (Рим. 8:29). Святитель говорит, что можно здесь не доискиваться особого значения о подобном образе Сына, видя в нём одно усиление преобразования верующих во Христа, или полнейшее их с Ним сообразие, о чём яснее Апостол изложил в Послании к Филиппийцам[17]: «наше же жительство – на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа, Который уничиженное тело наше преобразит (μετασχηματίσει) так, что оно будет сообразно славному телу Его, силою, [которою] Он действует и покоряет Себе все»(Фил. 3:20-21).

Остаётся теперь понять, как же понимал святитель Феофан мысль апостола Павла о «наследстве»: «А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться» (Рим. 8:17), а также в Послании к Галатам: «а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа» (Гал. 4:7).Ясно одно, замечает святитель Феофан, что наследство это будет не как у людей, по смерти отца, а наоборот, чада делаются наследниками у Бога после своей смерти, по своему чину – сына.[18] Наследие это Святитель связывает с вышеуказанной мыслью о страданиях. «Как Христос страдал, но теперь во славе. Как Он по страдании вошёл в славу, так войдём и мы. Затем и страдаем, чтобы с Ним прославиться. Ничего здесь не получаем, чтобы всё получить там».[19] А каково это наследие, не смог описать даже сам Апостол, говоря: «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2:9). По мысли святителя Феофана, эти слова Апостола можно понимать как неизреченный акт домостроительства спасения, совершённый Богом для того, чтобы людей всыновить, одухотворить, обожить, явить не светлыми только, но и светоносными, чтобы возглавить в себе земное и небесное.[20]

Итак мы видим, что в своих толкованиях на учение апостола Павла об усыновлении и прославлении святитель Феофан Затворник не только по-святоотечески традиционен, но и фундаментально духовен. В своих толкованиях он как бы вводит экзегетическую мысль в душу, в самые тайники сердца и оттуда уже возводит её горЕ, к Богу. Иными словами – зрит в корень, раскрывая суть происходящего. И думается, что без подобным образом раскрытой сути трудно было бы понять богословскую мысль Апостола о нашем усыновлении и прославлении.

[1] Ириней Лионский, свщмч. Христос был не просто человек, родившийся от Иосифа, но истинный Бог, рождённый от Отца, и истинный Человек, родившийся от Девы. Творения. Книга III, гл. 19, С-Петербург, 1900. // Паломник. Библиотека отцов и учителей Церкви. 1996. С. 292-293.

[2] Феофан Затворник, свт. Толкования Послания апостола Павла к Римлянам. Глава 8. М. 2006. С.645.

[3] Феофан Затворник, свт. Толкования Послания апостола Павла к Римлянам. Глава 8. С. 648.

[4] Там же. С. 648.

[5] Там же. С. 648.

[6] Феофан Затворник, свт. Толкования Послания апостола Павла к Галатам. Глава 4. Творения. Духовное наследие. Серия III. М. 1996. С. 294-295.

[7] Там же. С. 296.

[8] Феофан Затворник, свт. Путь ко спасению. М. 2000. С. 31.

[9] Там же. С. 35.

[10] Феофан Затворник, свт. Толкование послания апостола Павла к Римлянам. С. 189.

[11] Феофан Затворник, свт. Толкование второго послания апостола Павла к Коринфянам. М. 1894. С. 63 .

[12] Феофан Затворник, свт. Толкование послания апостола Павла к Римлянам. С. 663.

[13] Феофан Затворник, свт. Толкование послания апостола Павла к Колоссянам. Творения. Духовное наследие. Серия III. М. 1998. С. 163-165.

[14] Феофан Затворник, свт. Толкование послания апостола Павла к Римлянам. С. 663

[15] Феофан Затворник, свт . Толкование послания апостола Павла к Колоссянам. Указ. Соч. С. 181.

[16] Феофан Затворник, свт . Толкование первого послания апостола Павла к Коринфянам. М. 1893. С. 596.

[17] Феофан Затворник, свт . Толкование послания апостола Павла к Римлянам. С. 704.

[18] Там же. С. 659.

[19] Феофан Затворник, свт . Толкование послания апостола Павла к Римлянам. 660.

[20] Феофан Затворник, свт . Толкование на первое послание апостола Павла к Коринфянам. С. 105.

Список литературы

1. Ириней Лионский, свщмч. Христос был не просто человек, родившийся от Иосифа, но истинный Бог, рождённый от Отца, и истинный Человек, родившийся от Девы. Творения. Книга III, гл. 19, С-Петербург, 1900. // Паломник. Библиотека отцов и учителей Церкви. 1996.

2. Феофан Затворник, свт. Толкования Послания апостола Павла к Римлянам. Глава 8. М. 2006.

3. Феофан Затворник, свт. Толкования Послания апостола Павла к Галатам. Творения. Духовное наследие. Серия III. М. 1996.

4. Феофан Затворник, свт. Толкование второго послания апостола Павла к Коринфянам. М. 1894. С. 163.

5. Феофан Затворник, свт. Толкование послания апостола Павла к Колоссянам. Творения. Духовное наследие. Серия III. М. 1998.

6. Феофан Затворник, свт . Толкование первого послания апостола Павла к Коринфянам. М. 1893.

7. Феофан Затворник, свт. Путь ко спасению. М. 2000