Клирик храма св. вмч. Пантелеимона г. Краснодара,

иерей Андрей Кретов

 

Таинства и спасение в аскетической системе Феофана Затворника.

 

         «Для того же, чтобы благоуспешно и с пользою совершать все сии дела (освящения людей) (пастырь), он должен знать и все более и более познавать таинства веры и жизни христианской и учиться вводить в них души, и это во всю жизнь и со всею неутомимостию»[1].

Подходя к вопросу о деле спасения, вольно или невольно мы задаемся вопросом, какой путь нам следует пройти. Одним из величайших выразителей этого пути стал преосвященный Феофан. В стройной системе он излагает его в своих трудах. Для нашего исследования был взят текст «Начертание христианского нравоучения». Как пишет святитель о своем труде «Ищущий спасения, просвещаясь верою, должен иметь основательное познание и о том, чего требует от него вера, как следует ему жить и действовать как христианину.

Такое познание может быть приобретаемо через чтение и слушание Слова Божия, отеческих писаний, бесед и поучений, предлагаемых с церковной кафедры, и друг от друга во взаимных отношениях с христианами. Но вернейшим способом к тому служит изображение христианской жизни в общем обзоре, где разные правила христианской жизни были бы изложены в порядке, во взаимном подчинении одних другим и в возможной полноте»[2].  Отметим, что не смотря на то, что сам святой не использовал термина аскетика в своих трудах,  однако именно аскетическую систему излагает. Ведь святые отцы Церкви под аскетикой понимали различные способы приобретения праведности, благочестия. И одним из таких способов  является участие человека в Таинствах Церкви.

         Рассмотрим понятие Таинство. Как уже отмечалось, преосвященный владыка использует его для обозначения двух явлений одного процесса:

1.     Тайна домостроительства спасения человека («И само собою оно может касаться только малой части всего — очевиднейшей, каково бытие Божие и его свойства. Что же касается законов Божественного мироправления, до нравственно–религиозного порядка мира духовного и особенно таинства спасения рода человеческого, это или совсем не имеется в мысли, или является в виде самых мечтательных предположений»[3]).

2.     Благодатное участие человека в спасении («Вследствие покаяния, по вере в Господа Иисуса Христа, нисходит в человека в таинствах Божественная благодать, которая, возрождая его, соединяет с Господом Иисусом Христом, а чрез Него ив Нем — с Богом»[4]).

Мы рассмотрим второй аспект этого понятия.  Во многих пунктах Начертаний оно исследуется автором, но в одном из них (К Церкви–освятительнице, или подательнице благодати и воспитательнице ее) владыка раскрывает его широко, глубоко и ясно. Так как Таинства являются частью стройного изложения, определим объем учения о них, а потом увидим само содержание.

Это понятие относится ко второй части учения, в котором «излагается сама жизнь христианина, как ей следует быть, или предлагаются правила жизни христианина как христианина и как лица, находящегося иногда в разных состояниях и положениях»[5]. Христианские обязанности человека святитель на основании первой заповеди данной Моисею полагает две: вера и благочестие. Здесь мы также уделяем внимание второй части, о которой написанно: «Что значит христианская благочестивая жизнь? Жизнь в единении с Богом в Господе Иисусе Христе»[6]. «Отсюда очевидно, что жизнь христианская, благочестная деятельно выражается в восхождении к Богу через Иисуса Христа, в пребывании в Нем чрез Него и притом не иначе как в доме, устроенном для нашего спасения, или Церкви»[7]. Далее отправляемся к третьему классу обязанностей благочестия, которым «определяются чувства и расположения, вытекающие из общения с домом спасения, Церковью»[8]. Церковь является единственным источником удовлетворения наших нужд которые святитель предлагает: просвещение, укрепление, заступление. Именно вторые нужды (укрепление сил человека) происходит в Таинствах через преподаяние благодати. Таким образом можно определить  Таинства – благодатные действия  укрепления сил человека происходящие в Церкви, через участие в них исполняющего благочестие, как того требует христианская жизнь для спасения.

         Помня о существовании этих благодатных действий в Церкви нам следует благодарить Бога, благоговеть перед ними и чаще принимать участие в них. Для участия в этих Таинствах святитель Феофан обязует нас:

1.     приступать к ним как должно;

2.     хранить с опасением принятую через них благодать;

Владыка приводит примеры наших обязательств участия в Таинствах: “часто, и по крайней мере четыре раза в год (см. Прав. Исп.), приобщаться Святых Тайн с должным приготовлением и очищением совести и хранить покой Господа, принятого в сем таинстве»[9], «когда подвергаешься болезни, не забывать совершать над собою таинство елеосвящения с верою и упованием, не ограничиваясь одними лекарствами, ибо вера не посрамляет»[10];

     Конечно этим не исчерпываются аспекты участия Таинств в деле спасения. Прежде всего преосвященный владыка полагает Таинства как утверждение и ограждение Церкви совершенное по воле Отца Сыном с Духом Святым вместе с Заповедями, догматами, канонами, священнодействиями и руководством.

         Как норма христианской жизни после покаяния участие в Таинствах становится источником единения человека с Богом после возрождения, что собственно и является спасением. Первым Таинством для христианина является Крещение: «Должно, однако ж, знать, что как такое дарование (опровдание) по вере ниспосылается собственно в таинстве крещения, где, как говорит Златоустый, во время погружения тела в воду дается нам и правда, и усыновление, так здесь же напечатлевается и последнее чувство веры, то есть действительное ощущение спасения и оправдания в Господе, ибо нельзя ощущать того, чего нет. Следовательно, в крещении уже, принимаемом с верою, завершается самая вера»[11].

После крещения человеческая жизнь по Затворнику идет следующим образом: «он со смиренною покорностию и желанием принимает благодатные освящающие средства — Слово Божие и таинства, а благодать в сие время производит в нем многообразные действия просвещения и укрепления»[12]. Крещение дает человеку быть участником всех благ церковных, которыми питаемся через Таинства и священодействия, что есть свойство добродетели

Вторым Крещением является Покаяние, о чем мы читаем: «Все, что здесь усвояется Святому Крещению, действуется в таинстве покаяния над приступающими ко Господу от грехов по крещении»[13].

         Через Таинства происходит склонение человека к обязательному деланию спасения, через памятование о даровании Святаго Духа в них и страха оскорбить Его нечистотой. Но через Таинства восстанавливают и воспитывают Дух человеческий.

         В отношении к родителям существует обязанность освящать детей в Таинствах как дар Божий, и блюсти потом как святыню: «не оскорбляйте Духа благодати и Ангела Хранителя, окружающего колыбель, своим неверием, невоздержанием, немиролюбием»[14].

         Для пастырей и пасомых  определяется взаимное отношение через Таинства: у первых – освящать Таинствами, у вторых – просить освящение, однако для пастырей полагается необходимость познавать Таинства все более и более.

         Таким образом, мы можем отметить следующие факты:

1.     учение о Таинствах у святителя Феофана Затворника богословски осмысленная область;

2.     она обладает ключевым значением для понимания аскетической системы, точно выстроенной и выверенной преосвященным владыкой;

3.     будучи недооценённой и малоизученной частью наследия святителя является перспективным направлением изучения этой области отечественной патрологии.

 



[1]Феофан (Говоров), свт. Начертание Христианского нравоучения. –М: Директ-Медиа, 2014. С. 674

[2] Там же, с. 7.

[3] Феофан (Говоров), свт. Начертание Христианского нравоучения. –М: Директ-Медиа, 2014. С. 148

[4] Там же, с. 35

[5] Там же, с. 2

[6] Там же, с. 245

[7] Там же, с. 246

[8] Феофан (Говоров), свт. Начертание Христианского нравоучения. –М: Директ-Медиа, 2014. С. 246

[9] Там же, с. 281

[10] Там же, с. 281

[11] Феофан (Говоров), свт. Начертание Христианского нравоучения. –М: Директ-Медиа, 2014. С. 42

[12] Там же, с. 43

[13] Там же, с. 44

[14] Там же, с. 334