Чудинов Дмитрий Александрович,
главный хранитель фондов Отдела рукописей РГБ

 

Святитель Феофан в письмах афонских монахов

(по материалам Отдела рукописей РГБ)

 

Об отношениях, которые связывали святителя Феофана, Затворника Вышенского, и насельников Русского Пантелеймонова монастыря на Святой Горе Афон (также известного как Руссик), говорилось и писалось уже немало. Их контакты были весьма тесными и плодотворными. Как известно, святитель предпочитал издавать свои труды силами именно Пантелеймонова монастыря, во многом благодаря чему эта обитель стала одним из крупнейших центров духовного книгоиздания.Афонцами была издана значительная часть духовных произведений и переводов святителя Феофана: «Путь ко спасению», «Мысли на каждый день года по церковным чтениям из Слова Божия», «Черты деятельного благочестия», «Псалтирь или богомысленные размышления св. Ефрема Сирина», «Творения Исихия, пресвитера иерусалимского», пять томов «Добротолюбия», «Невидимая брань Никодима Святогорца», «Слова Симеона Нового Богослова» и др. Благодаря многолетнему сотрудничеству вышенского затворника с Пантелеймоновым монастырем в монастырской библиотеке после кончины святителя оказался его обширный архив, который хранится там до сих пор и лишь недавно стал доступным для научной общественности.

Святитель Феофан вел обширную переписку с иноками Руссика. Его корреспондентами были настоятели монастыря – архимандрит Макарий (Сушкин) (1820–1889) и схиархимандрит Андрей (Веревкин) (1834–1903), а также другие насельники: иеромонах Арсений (Минин) (1823–1879), иеросхимонах Владимир (Колесников) (1851–1918), иеромонах Владислав (Попов) (1849-1918), иеромонах Денасий (Юшков) (1859–1928). Случилось так, что практически вся переписка святителя Феофана с афонцами к настоящему времени оказалась в библиотеке Пантелеймонова монастыря. Однако в архивохранилищах на территории России сохраняются письма афонских насельников к разным лицам, в которых упоминается вышенский затворник. Одним из таких архивохранилищ является Отдел рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ).

Письма с Афона хранятся в разных фондах Отдела рукописей. Значительное их количество имеется в архиве архиепископа Вологодского и Тотемского Никона (Рождественского) (1851–1919) (Ф. 765). Преосвященный Никон не только вел активную переписку с афонскими насельниками, но и хорошо знал святителя Феофана, с которым состоял в переписке, советовался по разным вопросам, отправлял ему для отзыва свои труды и, как мы увидим, участвовал и в издании трудов самого святителя. Преосвященный Никон переписывался с теми же насельниками Руссика, что и святитель Феофан, например, с архимандритом Макарием (Сушкиным).

Архимандрит Макарий являлся для Русского Афона фигурой поистине легендарной. Будучи первым русским по происхождению настоятелем Пантелеймонова монастыря, он окончательно укрепил положение русского монашества на Святой Горе, увеличил число братии, строил храмы, устроил множество скитов и подворий своего монастыря в России и других странах.

При архимандрите Макарии и его преемниках Пантелеймонов монастырь вел активную издательскую деятельность. В монастырской типографии печаталось более ста наименований брошюр и печатных листов, а также большое количество книг. Поэтому неудивительно, что главной темой писем, хранящихся в ОР РГБ, является именно книгоиздательская деятельность. Большинство писем посвящено вопросам издания «Добротолюбия» («Филокалии») – сборника святоотеческих трудов IV–XV вв., составленного митрополитом Коринфским Макарием и Никодимом Святогорцем. уникального пятитомного труда, переведенного святителем Феофаном.

Впервые «Добротолюбие» перевел с греческого на славянский язык преподобный ПаисийВеличковский; перевод был издан в 1793 году в Петербурге. Впоследствии святитель Феофан осуществил перевод «Добротолюбия» уже на русский язык. Чтобы сделать труды Святых Отцев Церкви доступными для любого желающего с ними ознакомиться, святитель сознательно отошел от практиковавшейся преосвященным Игнатием (Брянчаниновым) традиции максимально точно воспроизводить святоотеческие тексты. Русский перевод святителя Феофана фактически стал не точным переводом, а вольным пересказом переводимых текстов. Некоторые тексты он сократил, но зато внес другие тексты авторов, которых не было ни в греческом, ни в славянском варианте «Добротолюбия». В таком виде труд стал более доступным не только для читателей второй половины XIX века, но и для всех будущих поколений. Афонский Пантелеймонов монастырь занимался издательством и распространением этого замечательного труда. Первый том «Добротолюбия вышел из печати в 1877 году, второй – в 1884 г., третий – в 1888 г., четвертый – в 1889 г. и пятый – в 1899 г., уже после смерти святителя Феофана. Тираж каждого тома составил 3 000 экземпляров.

Первое из рассматриваемых писем архимандрита Макария (Сушкина) к Никону (Рождественскому) написано 22 июня 1884 года: «Возлюбленнейший о Господе, преподобнейший отец Никон! Христос посреди нас! На днях мы возвратили в Москву присланный сюда в рукописи, уже процензурованный второй том «Добротолюбия». С утешением мы посмотрели на него и, зная, что он переписывался под Вашим опытным наблюдением, не стали задерживать для прочтения. Слава и благодарение Господу, что так долго ожидаемый этот том наконец скоро появится в свет. Искреннейше, от души благодарим Вас, добрейший о. Никон, за принятый на себя труд – следить за этим делом. Вполне надеемся, что печатание его пойдет исправно, не как первого тома. Дай Господи! Да поможет Вам Господь во всех Ваших многополезных деяниях и да укрепит здоровье Ваше. <…> Остаюсь душевноуважающий Вас смиренный сомолитвенник архимандрит Макарий. 22 июня 1884 года. Св. Афон, Русский Пантелеймонов монастырь» [1].

Следующее письмо архимандрита Макария к преосвященному Никону, от 6 мая 1889 года, также посвящено изданию трудов святителя Феофана: «… Изволите писать относительно книги покойного о. протоиерея Кашменского: Систематический свод учения Св. Отцев Церкви о душе человеческой. Действительно, эта книга драгоценная, но нельзя сказать, что и она не специальна, подобно «Добротолюбию». Нам думается, что не для всех она доступна, а только для образованных людей и серьезных. Конечно, хорошо бы принять ее в число наших изданий, но теперь для нас это очень тяжело, ибо необходимость заставила нас взять все сочинения Преосв. Феофана от его племянника, из коих многие требуют повторения издания, и вот теперь едва только успеваем справиться с этим делом, на которое расходы весьма значительные. Вследствие сего думаем, что не погрешим, если откажемся от предлагаемой книги. <…> Архимандрит Макарий с братиею. Св. Афон, 6 мая 1889 года» [2]. Здесь следует уточнить, что основным издателем книг святителя Феофана был не только Афонский Пантелеймонов монастырь, но еще и любимый племянник святителя, Алексей Гаврилович Говоров (+1895), занимавший должность московского судебного пристава. В 1878 году святитель Феофан передал племяннику права на издание своих творений. Алексей Гаврилович издал около 15 научно-литературных трудов своего дяди, однако по его совету в 1888 году право на продажу и издательство передал Пантелеймонову монастырю, оставаясь при этом собственником рукописей преосвященного Феофана. Как писал об этом сам Алексей Гаврилович: «Преосвященный пожелал облегчить мне труды по изданию книг. Он нашел возможным, чтобы я за условленную сумму уплачиваемых мне денег передал издание и продажу его сочинений русскому Афонскому Пантелеймонову монастырю, с которым и совершено было мною по сему предмету 25 августа 1888 года особенное письменное соглашение» [3].Сам святитель Феофан написал в одном из своих писем: «Книги теперь окончательно закреплены за Афоном. Могут издавать до скончания века, только с платою всякий раз племяннику, а потом потомству его» [4].

Автором следующего ряда писем является преемник архимандрита Макария (Сушкина) на посту настоятеля Пантелеймонова монастыря, схиархимандрит Андрей (Веревкин). Он пришел к монашеской жизни, будучи фельдшером, и, обладая кротким и набожным характером, был избран настоятелем Пантелеймонова монастыря не только по желанию старца Макария, но и по жребию, из восьми кандидатов. Отец Андрей управлял Руссиком на протяжении 14 лет. При нем книгоиздательское дело монастыря, начатое еще старцем Макарием, не только продолжалось, но и все более разрасталось. Когда об этом узнал святитель Феофан, то благословил после смерти передать все свое литературное наследие Пантелеймонову монастырю. Известно, что именно во время игуменства архимандрита Андрея Пантелеймоновская обитель сподобилась посещения Божьей Матери.

Первое из рассматриваемых писем архимандрита Андрея, от 4 июня 1890 года, хранится в архиве Оптиной пустыни (Ф. 213) и адресовано ее настоятелю, архимандриту Исаакию (Антимонову) (1810–1894), одному из корреспондентов святителя Феофана. Архимандрит Андрей писал: «Ваше Высокопреподобие, Всечестнейший Архимандрит отец Исаакий! Христос посреди нас! Благоволите принять от нас посылаемую Вам книгу: «Святаго отца нашего Феодора Студита подвижнические монахам наставления». Книга эта составляет 4й том издаваемого монастырем нашим «Добротолюбия» на русском; в ней, как увидите, 335 поучений, переведенных с греческого Епископом Феофаном с небольшими сокращениями. <…> Приснопамятным Старцам Оптиной пустыни принадлежит честь первоначального перевода и издания Оглашений Преподобного Феодора Студита с известного Сборника на новогреческом языке. Поэтому нам особенно желательно чрез Ваше Высокопреподобие сделать более известными изданные теперь поучения Преподобного Феодора Студита, чтоб они послужили многим инокам на многую пользу и во спасение. <…> Русского на Афоне Пантелеймонова монастыря архимандрит Андрей со всею о Христе братиею. Июня 4го дня 1890 г. Св. Афонская гора. Русик. Книга посылается Вам из Москвы, из часовни нашей»[5].

Следует сказать, что творения преподобного Феодора Студита, византийского монаха, аскета и духовного писателя, вошли в четвертый том переведённого святителем Феофаном «Добротолюбия». Святитель начал разыскивать рукописи творений преподобного для осуществления перевода в 1884 году. Впоследствии он писал в своих письмах: «Я делаю выборку наставлений монахам из поучений святого Феодора Студита. Перевожу его Катехизисы большой и малый, в коих до 400 поучений… Это будет единственное наставление для монахов, преимущественно о монастырской жизни» [6]. Упомянутая в письме московская часовня – это принадлежавшая монастырю часовня Святителя Пантелеймона, сначала находившаяся на Никольской улице, затем перенесенная к Владимирским воротам Китай-города.

Два следующих письма с Афона к преосвященному Никону объединены одной темой – неосуществленным намерением святителя Феофана пересмотреть свой перевод «Добротолюбия». В одном из них, без конца, подписи и даты, неизвестный афонский корреспондент писал: «… В Церковн<ых> Ведом<остях> имели удовольствие прочитать прекрасный отзыв о V и прежних томах «Добротолюбия», подписанных буквами Г.И. Конечно, это Ваши, батюшка, труды. Очень благодарим. Спаси Вас Господь! За Указатель к «Добротолюбию» брались и здесь, тома 4 даже пройдены, но кажется неудовлетворительным. Хотели поручить посторонним, но вот Святый Владыко наконец заявил, что б.м. сам сделает это дело, ибо предстоит нужда просматривать все тома. Дай Бог ему здоровья и зрения для продолжения трудов. приятно, что его почтили степенью Доктора Богословия. Кажется, стоит. И это теперь третий доктор из всех архиереев»[7].

Второе письмо, от архимандрита Андрея, написано 7 апреля 1894 года, уже после смерти святителя Феофана. Из его содержания видно, как афонские насельники скорбели о кончине вышенского затворника: «… Вот не стало на сем свете и преосвященнаго Феофана, многоплодного писателя духовнаго, главного автора наших изданий. Вечная память святителю Божию! Для нас очень чувствительна такая утрата. Сожалеем, что не кончен еще пересмотр им некоторых сочинений. Хотел он что-то сделать и с «Добротолюбием». Вам уже писал о. Владислав, что будто мы поручаем Степану Ивановичу Пономареву исправление «Добротолюбия». Но это он преждевременно обеспокоился. Мы только желали видеть, что за поправки и заметки сделаны Степаном Ивановичем при чтении собственного экземпляра «Добротолюбия», о чем он когда-то давно писал нам. Интересно узнать. И вот мы просили его о присылке нам сих поправок, и ожидаем их. Между тем и Степан Иванович советовал нам достать собственный экземпляр Владыки, в надежде, что у него деланы исправления, но едва ли, ибо покойный Владыка только недавно обещал начать пересмотр «Добротолюбия» <…> Игумен Русского на Афоне Пантелеймонова монастыря Архимандрит Андрей со всею о Христе братиею. Св. г. Афон, 7го апреля 1894 года»[8].

В этом письме прозвучало имя отца Владислава – афонского схимонаха Владислава (Попова), на протяжении более чем 30 лет возглавлявшего издательское дело монастыря в Москве. Отец Владислав составил и отредактировал огромное количество книг, общался со всеми авторами, редакторами, издателями и финансистами. По тысячам написанных им писем можно восстановить историю издательского дела Русского Пантелеймонова монастыря. Кроме того, в письме упоминается Степан Иванович Пономарев (1828-1913) – известный русский писатель-библиограф, автор трудов по библиографии русской церковно-исторической литературы. Степан Иванович составил списки сочинений святителя Филарета (Дроздова), архиепископа Филарета (Гумилевского), митрополита Евгения (Болховитинова), предметный указатель к «Четьим-Минеям» святителя Димитрия Ростовского. В 1873-1874 гг. Пономарев посетил Афон и Святую Землю, составил каталоги библиотеки Русского Пантелеймонова монастыря. За его заслуги современники прозвали Степана Ивановича «певцом Святой Земли».

После смерти в 1894 году святителя Феофана Пантелеймонов монастырь осуществлял издание его переписки. Это нашло отражение в письме архимандрита Андрея к преосвященному Никону (Рождественскому) от 12 декабря 1898 года: «… О. Владислав, вероятно, имеет иногда с Вами свидание. Полагаю, что под его наблюдением будет исправно продолжаться печатание писем Святителя Феофана. Первый и второй выпуски, кажется, напечатаны как следует, и с указателем содержания. За выездом из Москвы о. протоиерея Хитрова имеет ли о. Владислав подобного руководителя – не знаем. Надеюсь, что в случае нужды Вы не оставите его Вашими советами и указаниями, о чем усерднейше прошу Вас. <…> Игумен Русского на Афоне Пантелеймонова монастыря архимандрит Андрей со всею о Христе братиею. Св. г. Афон, 12 декабря 1898 г.» [9]. Упомянутые в письме отец Владислав и отец протоиерей Хитров – это уже упоминавшийся афонский схимонах Владислав (Попов) и Михаил Иванович Хитров, духовный писатель, священнник Екатерининской церкви при Московском воспитательном доме. Отец Михаил был составителем первого жизнеописания святителя Феофана, а также первым опекуном рано осиротевших детей Алексея Гавриловича. Во многом благодаря его стараниям архив святителя Феофана очутился в библиотеке Руссика.

Одно из писем с Афона, адресованных преосвященному Никону (Рождественскому), написано 23 февраля 1894 года иеросхимонахом Владимиром (Колесниковым), учеником великого афонского старца Арсения (Минина). Послушанием отца Владимира была организация издательского дела Пантелеймонова монастыря. Он был организатором издания целого ряда книг, редактором-составителем серии «Душеполезный Собеседник», в котором, кроме того, вел раздел «Афонская Летопись». Помимо организации издательского дела, отец Владимир занимался еще и распространением изданных монастырем книг по всей России. Некоторые из его писем, хранящиеся в Отделе рукописей РГБ, написаны из Москвы, где Афонский Пантелеймонов монастырь имел подворье, расположенное на улице Большая Полянка, а также уже упоминавшуюся часовню Святителя Пантелеймона. Отец Владимир писал: «… Вот не стало и преосвящ. Феофана, знаменитого аскета и писателя. Неожиданная весть о сем была как-то очень поразительна. Немало уже писали об нем в журналах, но, к сожалению, не только подробностей, но и почти ничего еще не было сказано о кончине и погребении. Некоторым из нас писали из Москвы, что будто бы он найден уже почившим, левая рука на груди, а правая благословляющая. Правда ли? Несомненно, что почивший святитель получил у Господа милость, а б.м. и дерзновение, по молитвам его да помилует нас Господь. <…> Иеромонах Владимир. Св. Афон, 23 февраля 1894 г.»[10].

Последнее из рассматриваемых нами писем выбивается из общего ряда. По времени написания оно является самым ранним (датируется 30 октября 1859 года) и свидетельствует о том, что среди афонских корреспондентов святителя Феофана были насельники не только Руссика, но и других обителей. Письмо было написано архимандритом Иосифом (Лашевским), настоятелем монастыря Пантократор,известного с XIVвека, и адресовано Петру Ивановичу Севастьянову (1811–1867), известному русскому археологу и собирателю христианских древностей. В нем есть такие строки: «… Прилагаемое при сем письмо на имя достойнейшего Архиерея Преосвященнейшего Феофана всепокорнейше Вас прошу отправить, чем премного одолжить меня изволите! <…> Вашего превосходительства усерднейший Богомолец Архимандрит Иосиф. 1859 года октября 30 дня. М. Пантократор»[11]. К сожалению, на сегодняшний день письмо архимандрита Иосифа, адресованное святителю Феофану, в фондах Отдела рукописей РГБ обнаружено не было. Видимо, оно все-таки добралось до адресата…

Обнаруженные в Отделе рукописей РГБ и представленные письма хоть и не написаны непосредственно преосвященным Феофаном, и не адресованы ему, но все же являются источником интересных, а зачастую ценных сведений о жизни и трудах святителя, поскольку как авторами, так и адресатами являлись люди, хорошо знавшие святителя и помогавшие ему в его трудах. Эти письма достойны того, чтобы содержащиеся в них сведения вошли в «Летопись жизни святителя Феофана, Затворника Вышенского».

 


[1] ОР РГБ. Ф. 765. К. 9. Ед. хр. 75. Л. 30–30 об.

[2] Там же. Л. 58 об. – 59.

[3]Говоров А.Г. Воспоминания о преосвященном Феофане–Затворнике близкого родственника А.Г.Говорова // Душеполезное чтение. 1894. № 5–6. С. 65.

[4]Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собрание писем. Изд. Свято-Успенского-Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник» 1994. Вып. VI. С. 183. Письмо № 1029 от 23 августа 1888 г.

[5] ОР РГБ. Ф. 213. К. 66. Ед. хр. 19. Л. 2–3.

[6]Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собрание писем. Изд. Свято-Успенского-Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник» 1994. Вып. VI. С. 158. Письмо № 1013 от 18 августа 1887 г.

[7] ОР РГБ. Ф. 765. К. 12. Ед. хр. 76. Л. 27–28 об.

[8] ОР РГБ. Ф. 765. К. 6. Ед. хр. 55. Л. 13 об. – 14.

[9] ОР РГБ. Ф. 765. К. 16. Ед. хр. 16. Л. 7 об. – 8.

[10] ОР РГБ. Ф. 765. К. 7. Ед. хр. 78. Л. 14 – 14 об.

[11] ОР РГБ. Ф. 269/I. К. 14. Ед. хр. 66. Л. 13 об.