Андрей Хвалин,

Писатель, журналист

 

 

 

 

Молитва

об учащихся отроковицах святителя Феофана,

Затворника Вышенского

 

 

 

 

«Молитва же моя всегда есть — о детях»

Из письма преосвященного Феофана к протоиерею

Михаилу Хераскову (Творения, вып. I, с. 130–131).

 

 

 

Глубокие и обширные теоретические богословские познания, полученные святителем Феофаном за годы учебы в Ливенском училище и Орловской духовной семинарии, в Киевской духовной академии, большой личный опыт, приобретенный им за время педагогическо-административной деятельности в Киевско-Софийском училище, Новгородской и Олонецкой Духовных семинариях, Петербургской Духовной Академии, сформировали у него самобытную систему взглядов на воспитание и образование русской молодежи, укорененную в святоотеческой традиции. Определяя главную цель педагога как «просвещение ума и образование сердца питомцев», святитель Феофан «прочные основы и действенные орудия к тому и другому» не видит «решительно: нигде, как в Господе нашем Иисусе Христе»[1]. В толкованиях на «Пастыря» св. Ермы, в собственных творениях о христианской нравственности Высокопреосвященный автор ставит учителя, наставника в один ряд с апостолами и священниками, определяя их основанием Церкви Христовой. Пастырь-учитель, ответственно воспитывающий вверенных ему детей, удостаивается от Господа высокой награды: «Тебя же Он запишет в книге жизни»[2]. В церковном сознании образ самого боговдохновенного святителя-педагога Феофана запечатлен как «премудрого учителя и христианского жития наставника», «богомудрия верного учителя», «пастыря благого и чадолюбивого», «благочестия учителя и чистоты», читаем в Акафисте Святителю Феофану, Затворнику Вышенскому.

Управляя сначала Тамбовской, а затем и Владимирской епархиями, Преосвященный Феофан много трудов положил для развития в них духовного и народного образования. При его непосредственном участии и попечении было открыто много церковно-приходских училищ, воскресных и частных школ, а также два женских епархиальных училища. И если епископу Феофану не довелось присутствовать на торжествах открытия созданного его усилиями Тамбовского женского епархиального училища по причине перевода на Владимирскую кафедру, то уже в новой епархии, обустроив и открыв аналогичное учебное заведение для девиц духовного звания, владыка не увидел воочию плодов своих многохлопотных трудов, удалившись для подвига затвора в любимую Вышу. Однако надзирать и попечительствовать над дорогим его сердцу детищем святитель не переставал и из монастырского уединения, о чем красноречиво свидетельствует его переписка с учащими и учащимися Владимирского женского училища. Среди адресатов святителя Феофана – священник Михаил Херасков, законоучитель училища и инспектор классов[3], и его сестра, воспитанница училища Елизавета Хераскова[4].

Много позже, вспоминая о той переписке, протоиерей М. Херасков дает пояснения для редакции журнала «Душеполезное чтение»: «Владимирское епархиальное женское училище основано и открыто преосвященным Феофаном в бытность его на Владимирской кафедре. Покойный владыка много положил хлопот об училище, радел об нем, как о своем детище, часто посещал его, ласкал воспитанниц, как родных дочерей своих, и затем, по отбытии из Владимира на Вышинский покой, переписывался с ними и следил за их судьбой. На их письма он находил время отвечать им. Так как Снегирева, урожденная Хераскова, была первою воспитанницею в училище, то он обыкновенно адресовал свои коллективные ответы на ее имя; по прочтении же письмо доставалось какой-либо воспитаннице во владение по жребию. <…> Великий и любвеобильный святитель не стеснялся нисходить до бедных воспитанниц и не жалел уделять своего драгоценного времени на письма к ним. Он писал им не только во время обучения их в училище, но и после по разным обстоятельствам их жизни».

Сведения о первом выпускном акте во Владимирском епархиальном женском училище и сам текст молитвы святителя Феофана об учащихся отроковицах содержатся в статье о. Михаила Хераскова, опубликованной в местных епархиальных ведомостях в № 14 за 1870 год[5]. Из статьи становится ясно, что сменивший епископа Феофана на Владимирской кафедре Преосвященный владыка Антоний (Павлинский)[6] не смог присутствовать на выпуске, т.к. в тот день, воскресенье 28 июня 1870 года, когда он состоялся, уже отправился для обозрения епархии. Литургию в училищном храме совершил Преосвященный викарий Иаков[7] соборно с членами училищного совета и кафедральным о. протоиереем Ф. М. Надеждиным[8]. После Литургии отслужили благодарственный молебен, «на ектениях которого было провозглашаемо имя преосвященного Феофана, первого учредителя и основателя училища»[9].

После того как в училищном зале преосвященный Иаков осенил воспитанниц крестным знамением и сказал несколько кратких наставительных слов по случаю выхода их из училища, с большой прощальной и напутственной речью к выпускницам обратился законоучитель училища и инспектор классов священник М. Херасков. Содержание речи представляет интерес с точки зрения того, как в ней отразилось влияние святителя Феофана, его подход к делу воспитания и образования детей.

Во-первых, о. Михаил Херасков наставляет любезных воспитанниц беречь как можно дольше чувство любви к училищу, где протекли их отроческие и самые первые юношеские годы, и главное – не разрывать духовной связи с училищем и после того, как перестали в нем учиться. Ибо в самостоятельной жизни «гораздо больше темных и суровых, чем светлых и приятных сторон. Вот на этот-то случай и важно для вас поддерживать духовную связь с местом прежнего вашего воспитания; а она будет поддерживаться тогда, когда вы будете освежать в своей памяти тедобрые наставления и уроки, какие вы слышали здесь, и когда будете стараться навсегда удержать за собою приобретенное здесь преимущество людей образованных, облагороженных и хорошо направленных».

Во-вторых, «пастырь добрый», не снимая с себя ответственности за будущность своих воспитанниц, предупреждает их о трудностях и искушениях самостоятельной жизни и об их собственной ответственности за свои поступки перед Богом и людьми.

В-третьих, он призывает воспитанниц первого выпуска училища беречь личную репутацию, поскольку она будет отражаться так или иначе на чести целого заведения.

В-четвертых, необходимо продолжить самостоятельное научение в Законе Божием и просвещать себя церковно-отеческим учением и нести этот свет в народ, устраивать в своих домах школы и обучать грамоте крестьянских детей.

В-пятых, не избегать никакого, в том числе «черного» физического труда, навыки к которому были привиты воспитанницам в училище.

В-шестых, если выпускницы и в самостоятельной жизни будут скромны, благородны, трудолюбивы, целомудренны, благоговейны и благочестивы, то жизнь их будет честию и славою пред людьми, привлечет милость Божию на земле, и станет залогом безконечного блаженства на небе. Достичь такой награды от Господа поможет воспитанницам на тернистом жизненном пути обращение к молитве Богу и Царице Небесной. Молитва успокоит, даст силы и вдохновит на все высокое и прекрасное.

В заключение своей речи о. Михаил Херасков сказал: «На прощанье с вами невольно вспоминается та теплая святительская молитва, которою молился о вас первоначальный учредитель нашего училища, Преосвященный Феофан, когда вы были еще маленькими детьми, и только что поступали сюда учиться. Мы были свидетелями сей молитвы, — и вот Господь приводит — ею же проводить вас из училища:

«Господе Иисусе Христе, Боже наш! Сам благоволивший преуспевать возрастом и разумом и благодатию у Бога и людей, и во время Твоего на земле служения спасению нашему повелевший невозбранно приступать к Тебе малым детям, указуя в них образ совершенства христианского, благослови отроковиц сих, «уже возрасших и ныне вступающих в жизнь», умудри во спасительном учении Твоем и сердца их благонравием украси, Ангелов Твоих Хранителей посли, да всевают в сердца их всякое благопомышление и благорасположение, от всякаго же вреднаго приражения, могущаго «встретиться им в жизни», да охраняют во дни и нощи, да тако видимо и невидимо питаемы и руководствуемы… плод добраго жития и благих дел христианских принесут Пресвятому имени Твоему!.. Матерь Божия Пречистая, в объятиях своих носившая Христа Господа! Обыми отроковиц сих невидимыми объятиями Твоими, и всем нам милостива буди! Прими их под милостивый материнский покров Свой! Посещай, вразумляй и охраняй их, да будут во славу Сына Твоего, Ему же со Отцем и Св. Духом честь и слава во веки веков. Аминь»[10].

По окончанию речи своего законоучителя и духовного отца одна из воспитанниц – Елизавета Хераскова – от лица подруг сказала несколько благодарственных слов как теперешним, так и прежде бывшим наставникам и воспитательницам своим, а равно и покровителям и доброжелателям училища, в том числе: «Помилуй Господи и спаси Преосвященного Феофана, первоначально приютившего нас сюда!»[11].

Интересно отметить, что на выпускном акте кроме родственников воспитанниц и их знакомых было несколько и посторонних лиц, пришедших в тот день молиться в училищный храм на архиерейское богослужение. Среди них два уроженца владимирской земли – профессор Киевской духовной академии В.Ф. Певницкий[12] и инспектор Московской семинарии А.И. Цветков. Оба они пожелали видеть в подробностях устройство училища и с сочувствием отзывались обо всем, что увидели там.

Забота святителя Феофана о воспитанницах созданного им женского епархиального училища проявлялась не только в теплой молитве, сопровождавшей их все шесть лет обучения, а также в отеческих советах и наставлениях, даваемых в письмах, но выразилась в денежных пожертвованиях, сделанных владыкой для воспитанниц нынешнего выпуска. Из полученной суммы руководством училища было роздано по десяти рублей денежного вспоможения для каждой сироты и сверх сего куплено несколько золотых вещей для подарков лучшим воспитанницам в награду за успехи. По этому поводу автор статьи в епархиальных ведомостях восклицает: «Да благословит Бог преосвященного Феофана, не престающего благожелать и благотворить основанному им училищу и из своего пустынного уединения!»[13]. Следуя доброму примеру святителя Феофана, деятельное участие в судьбе воспитанниц принимала щедрая попечительница училища, известная на всю Россию благотворительница – Александра Дмитриевна Каретникова, а ее сестра, Елизавета Дмитриевна Мельгунова из Ростова, взяла к себе выпускницу Екатерину Петрову[14].

В воскресенье,12-го июля, за день до оставления училища, воспитанницы слушали последнюю литургию в училищном храме, отслужили молебны Спасителю, Божией Матери и молебен путешествующим. С благоговейною грустью, стоя на коленях, внимали они напутственной молитве церковной. И всю их последующую взрослую самостоятельную жизнь хранили выпускниц Владимирского женского училища Господь и Царица Небесная по молитве святителя Феофана, Затворника Вышенского.

 



Примечания

 

[1] Феофан, еп.Созерцание и размышление. М. 1998. С. 214.

[2] Феофан, еп.Толкование на книгу св. Ермы «Пастырь». М. 2004. С. 244. См. также: Феофан, еп. Начертание христианского нравоучения. М., 2005; Он же. Путь ко спасению. М., 1994; Смирнов П.А.Жизнь и учение преосвященного Феофана Вышенского Затворника. 2-е изд. М., 1915.

[3] Протоиерей Михаил Херасков (1836-1901) - выпускник Киевской Духовной Академии, был преподавателем Нижегородской Духовной Семинарии, затем ректором Владимирской Духовной Семинарии. Его основные богословские труды: «Руководство к последовательному чтению Пятикнижия Моисеева» (Владимир, 1903); «Послания апостольские и апокалипсис» (Владимир, 1907); «Обозрение исторических книг Ветхого Завета» (Владимир, 1908) являются учебными пособиями по Священному Писанию, неоднократно переиздававшимися, они и сегодня включены в список рекомендуемой литературы для  духовных учебных заведений. В них автор не только излагает содержание библейских книг, но и приводит толкования различных экзегетов и свои собственные. Личная переписка связывала долгие годы святителя Феофана и протоиерея М. Хераскова. Так, в одном из писем святитель  благодарил за присланный ему сборник проповедей о. Михаила и давал им высокую оценку. Благословляя в дальнейшем еще потрудиться на этой ниве и наставляя о высоте проповеднического дара, святитель напоминал о. Михаилу, что рассуждение в проповеди «занимает служебное место, а пишет и говорит авторски иной деятель и тут чем меньше рассуждения, тем лучше». (Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника. Собрание писем. Выпуски I,II,III,IV. Том 1. Репр. М.: Правило веры, 2000. Вып.1, п. №127. С.134). В другом письме протоиерею Михаилу Хераскову епископ Феофан, обсуждая близкую обоим тему толкования Священного Писания, сожалеет: «Священное Писание у нас совсем не тронуто, иностранные толковники, как они есть, негожи. Надо самим обдумывать и переделывать. Я и хотел бы заниматься этим предметом и занимаюсь…Но увы! Как тяжело». (Там же. Вып.1, п. №121. С.129).

[4] См.: «Душеполезное чтение», 1894, октябрь, с. 345. Переписка Святителя Феофана с о. Михаилом Херасковым.

Из письма преосвященного Феофана к Елизавете Ивановне Снегиревой, урожденной Херасковой: «Милость Божия буди с вами, дети! Благодарю вас за праздничное поздравление и благожелания ваши мне. Мои же желания вам всего доброго и моя молитва о вас к Богу непрестанны. — Помоги вам Господи кончить курс воспитания и потом с пользою для других жить по выходе из оного, в том жребии, который готовится каждой из вас Промыслом Божиим.

Хороши ваши чувства к училищу. Память о жизни в нем и сама собою не изгладится, потому что вся жизнь ваша после будет приложение того, что здесь получили. — Но нельзя птичкам в гнездышке сидеть. Оперятся — и разлетятся. Так и ваше дело.

Карточки ваши иметь очень желаю. Пришлите и подпишите каждая. Теперь вас, верно, не угадаешь. — Желательно, чтобы училищное управление не отступило от своего доброго намерения.

Начальнице вашей — доброй матери — благословение от Господа и все мои благожелания, равно всем наставникам вашим и попечителям — членам управления.

Благослови Господи всех вас. Ваш богомолец теплый и благожелатель усердный. Епископ Феофан.

Пишу всем, а адресую на одну из вас — Хераскову… нет передумал… вам это трудновато будет. Получите письмо сие от матушки игумении». (Творения, вып. I, с. 197–198)

[5] Херасков М., свящ. Выпуск первого курса воспитанниц Владимирского епархиального женского училища. Владимирские епархиальные ведомости. № 14. 1870. С. 628-643.

[6] Антоний, архиепископ Владимирский и Суздальский (Павлинский Александр Иванович; 29.11.1801, с. Притыки Варнавинского у. Костромской губ.- 29.03.1878, Владимир). Род. в семье священника. Окончил Макарьевское ДУ, в 1827 г.- Костромскую ДС, в 1831 г.- СПбДА со степенью магистра богословия. 14 сент. 1829 г. пострижен в монашество, 6 июля 1831 г. рукоположен во иеромонаха. 30 сент. 1831 г. назначен на должность инспектора и профессора богословия в Калужской ДС, в 1832 г. переведен на те же должности в СПбДС и одновременно назначен ректором Александро-Невского ДУ. С 5 сент. 1838 г. архимандрит, с 17 сент. 1840 г. настоятель Антония Римлянина мон-ря и ректор Новгородской ДС. 8 июля 1852 г. хиротонисан во епископа Острогожского, викария Воронежской епархии, с 3 окт. 1853 г. епископ Старорусский, викарий Новгородской епархии. С 28 дек. 1854 г. епископ Архангельский и Холмогорский, с 20 июля 1857 г. епископ Нижегородский и Арзамасский. С 29 авг. 1860 г. епископ Волынский и Житомирский. С 8 апр. 1862 г. архиепископ. 17 июня 1866 г. переведен на Владимирскую и Суздальскую кафедру, в 1868 г. учредил Муромское вик-ство Владимирской епархии. Заботился о благоустройстве духовно-учебных заведений в епархиях, нередко жертвуя собственные средства на строительство и ремонт ДУ и ДС, на пополнение библиотек духовных школ. Открыл странноприимный дом при владимирском соборе. Погребен в Рождественском соборе г. Владимира. В 1879 г. во Владимирской ДС была учреждена стипендия его имени. (Арх.: РГИА. Ф. 796. Оп. 158, № 292, 321, 1050; Оп. 159, № 240, 1668; Оп. 160, № 576; Здравомыслов. Словарь иерархов. Л. 198.  Лит.: Владимирские ЕВ. 1878. № 10-13; 1879. № 20; Здравомыслов К. Я. Иерархи Новгородской епархии. Новгород, 1897. С. 201-202; Виноградов А., прот. Иерархия на Владимирской кафедре. Владимир, 1905; РБС. Т. 2. С. 222).

[7] Епископ Муромский Иаков (Кротков), викарий Владимирской епархии (18.01.1870 - 28.01.1884) В миру Алексей Иванович Кротков. Родился в 1810 г. (по другим данным — в 1812 г.) в семье причетника Волоколамского собора Иоанна Протопопова. Впоследствии его отец был переведен в село Царево и посвящен во диакона. Окончив курс в МДА, Алексей Кротков женился и 6 августа 1836 г. был назначен диаконом московской Пятницкой, что в Охотном ряду, церкви. Однако всего через 11 месяцев своего священства молодой батюшка овдовел и после этого 27 ноября 1838 г. постригся в монашество в Донском монастыре с именем Иакова. Распоряжением митрополита Московского Филарета (Дроздова) о. Иаков был определен наставником Донского духовного училища и посвящен в иеромонаха. Чуть позже его назначили инспектором этого училища. Оттуда о. Иаков 19 марта 1839 г. был переведен на должность смотрителя Перервинского духовного училища, а оттуда — 24 декабря 1846 г. — настоятелем Дмитровского Борисоглебского монастыря с возведением в сан архимандрита. Вскоре скончался настоятель Московского Данилова монастыря, и митрополит Филарет 31 августа 1855 г. назначил архимандрита Иакова на освободившееся настоятельское место.

В 1869 г. о. Иакова вызвали в Петербург на чреду священнослужения и преподавания слова Божия. 18 января 1870 г. архимандрит Иаков был хиротонисан во епископа Муромского, викария Владимирской епархии. Одним из главных направлений деятельности викарного архиерея стала борьба с расколом. В 1876 г. ему было поручено наблюдать за преподаванием Закона Божия в светских учебных заведениях.

Во Владимире владыка Иаков прослужил 13 лет. С апреля по декабрь 1878 г. после кончины архиепископа Владимирского и Суздальского Антония II (Павлинского) он исполнял обязанности епархиального архиерея. Некоторое время епископ Иаков управлял Могилевской епархией. В феврале 1884 г. Преосвященный Иаков по болезни отказался от предложенной ему самостоятельной кафедры и был уволен на покой. Вначале ему был дан в управление Муромский Благовещенский монастырь, а потом — Донской ставропигиальный монастырь в Москве. Владыка скончался 1 декабря 1885 г. без четверти шесть утра.

[8] Надеждин Федор Михайлович, протоиерей кафедрального Владимирского собора. Корреспондент преосвященного Феофана, о котором он неоднократно упоминает в своих письмах и к другим лицам. Из писем к священнику М. Хераскову: «Отцу протоиерею [Надеждину — Ред.] — с детками и внучатами — мои усердные благожелания» (Творения, вып. I, с. 128–129). «Кланяйтесь всем вашим, о. протоиерею [кафедральному протоиерею Федору Михайловичу Надеждину — Ред.] и прочим» (Творения, вып. I, с. 130–131).

[9] Владимирские епархиальные ведомости. № 14. 1870. С. 628.

[10] Там же. С. 636-637. Первоначальный текст молитвы см.: Владимирские епархиальные ведомости. 1865. № 5. Дополнения, специально сделанные к выпускному акту, обозначены кавычками.

[11] Там же. С. 638.

[12] Певницкий Василий Федорович (1832–1912), доктор богословия, профессор Киевской Духовной академии, писатель, сын священника. Окончил курс в Киевской духовной академии, где состоял профессором по кафедре гомилетики и истории проповедничества. Главные его труды: "Святой Ипполит, епископ римский и дошедшие до нас памятники его проповедничества" (Киев, 1885); "Святой Лев Великий и его проповеди" (Киев, 1871); "Святой Григорий Двоеслов" (докторская диссертация, Киев, 1871), "Средневековые гомилетики" (1895); ряд статей, обозревающих историю гомилетики после реформации, в "Трудах Киевской академии" за 1896–1898 годы; "Священник. Приготовление к священству и жизнь священника" (Киев, 5-е изд., 1897); "Служение священника в качестве духовного руководителя прихожан" (Киев, 3-е изд., 1898); "Священство. Основные пункты в учении о пастырском служении" (Киев, 2-е изд., 1897). Другие его труды: "Из истории гомилетики. Гомилетика в новое время, после реформации Лютера" (Киев, 1899); "Об отношении к церкви нашего образованного общества" (Киев, 1902); "Сборник статей по вопросам христианской веры и жизни" (СПб., 1901–1902) и другие.

[13] Владимирские епархиальные ведомости. № 14. 1870. С. 641.

[14] Каретникова Александра Дмитриевна, р. 17 марта 1810 † 11 сентября 1871, с. Тейково Шуйск. у. Владимирской губернии. Представитель славного рода московских купцов Каретниковых, основавших в с. Тейково вначале небольшую ткацкую мануфактуру, а затем и ситценабивную.

Александра Дмитриевна была попечительницей девичьего училища для сирот духовного ведомства во Владимире. С конца 60-х г.г. XIX века она была почетной гражданкой Вознесенского посада, 1-й гильдии купчихой. Известный краевед Федор Журов так описал в газете "Владимирские губернские ведомости" похороны А.Д. Каретниковой: "Во 2-м часу за полдень послышался редкий благовест; народ толпами пошел за село на дорогу, по которой должны прибыть ожидаемые смертные останки покойной. Четверня вороных лошадей тихо приближала гроб, сокрытый в засмоленном ящике, поставленном на погребальной колеснице, особого устройства. При вступлении в село, гроб встретило со свещами местное духовенство. Селом гроб несен был на руках в сопровождении большого стечения народа" ("Владимирские губернские ведомости" № 41 от 8.10.1871 г.). Каретникова Александра Дмитриевна похоронена на родовом кладбище в ограде Троицкой церкви села Тейково.