Скоропадская А. А.,

доцент кафедры классической филологии ПетрГУ

 

 

Проблемы подготовки канонического текста Русского Добротолюбия святителя Феофана Затворника Вышенского

 

 (Доклад освещает первоначальный этап работы по сопоставительному анализу текста русского «Добротолюбия» с одним из основных его источников – греческим сборником святоотеческих текстов «Φιλοκαλία»).

«Добротолюбие» является сборником духовных текстов, переведённых с древнегреческого языка. Однако назвать русский сборник абсолютным аналогом древнегреческого нельзя. Известно, что сначала греческий текст был переведен на славянский, а потом со славянского – на русский. Создатель русского текста Феофан Затворник достаточно вольно отнесся к переводу, добавляя в «Добротолюбие» произведения других авторов, и сокращая имевшиеся. Задачей нашей работы мы видим указать, какие именно части текста привнесены Феофаном в русский вариант «Добротолюбия» из греческого источника, какие – исключены, а какие получили несколько иную трактовку, чем в греческом источнике.

В качестве иллюстрации соотношения древнегреческого и русского текста в Добротолюбии приведем текстологический анализ 1 тома.

В 1 том русского «Добротолюбия» вошли главы из наставлений Св. Антония (1 глава), Исайи (1 глава), Марка (3 главы) и Евагрия (2 главы целиком и отрывки из одной главы). Особняком стоит раздел Макария Великого, так как, во-первых, в греческом тексте он находится во второй части издания (стр. 699), тогда как Феофаном это автор вынесен практически в начало первого тома, и, во-вторых, композиционно он переработан в соответствии с темами (об этом будет сказано ниже).

Феофан следующим образом изменяет порядок расположения трудов Отцов.

Греческий текст

Русский текст

Антоний Великий (11)

Преподобный авва Исайя (33)

Авва Евагрий (41)

Марк подвижник (91)

Макарий Великий (699)

Антоний Великий

Макарий Великий

Преподобный авва Исайя

Марк Подвижник

Авва Евагрий

 

Феофан в предварительных замечаниях к каждому из разделов указывает источники, из которых он брал произведения Святых Отцов, включенных им в русское «Добротолюбие».

Антоний Великий.

В качестве источников к Антонию Великому, Феофан отмечает: «Въ подлинникѣ все это можно найти и читать въ Patrologiae graecae, t. 40 – Migne, откуда и переведено все, помѣщаемое въ настоящемъ сборникѣ». Однако раздел «О доброй нравственности и святой жизни, в 170 главах» практически полностью соответствует греческому тексту в греческом «Добротолюбии».

Макарий Великий.

В предисловии Феофан указывает следующее: «Изъ писанiй св. Макарiя имѣемъ 50 бесѣдъ и посланiе. Онѣ давно издаются въ русскомъ переводѣ, и нѣтъ нужды помѣщать ихъ въ нашемъ сборникѣ, какъ онѣ есть. Сдѣлаемъ выборъ изъ нихъ, который представлялъ бы въ нѣкоторомъ порядкѣ наставленiя св. Макарiя. Ибо онѣ представляютъ нѣчто цѣлое и замѣчательны темъ, что подробно выясняютъ главное дѣло христiанства, – освященiе падшей души дѣйствiемъ благодати Святаго Духа. Это главный пунктъ, куда направляются у него всѣ почти уроки. Такъ дѣлаетъ и Греческое Добротолюбiе. Изъ св. Макарiя помѣщаетъ оно у себя не бесѣды его, а 150 главъ, извлеченныхъ Симеономъ Метафрастомъ изъ его бесѣдъ, кои у насъ составляютъ семь словъ. Но что дѣлаетъ Метафрастъ, то можетъ сдѣлать и всякiй. То дѣлаемъ и мы»[1].

В греческом «Добротолюбии» труды Макария тематически делятся на шесть глав: 1. περὶ τελειότητος ἐν πνεύματι – о совершенстве в духе (699); 2. περὶ προσευχῆς – о молитве (704); 3. περὶ ὑπονομῆς, καὶ διακρίσεως – о терпении (стойкости) и сомнении (709); 4. περὶ ὑψώσεως τοῦ νοός – о возвышении ума (719); 5. περὶ ἀγάπης – о любви (726); 6. περὶ ἐλευθερίας νοός – о свободе ума (738). Русское «Добротолюбие» даёт следующее тематическое деление:

1.     Свѣтлое состоянiе перваго человѣка.

2.     Мрачное состоянiе падшаго.

3.     Единственное спасенiе наше – Господь Iисусъ Христосъ.

4.     Образованiе твердой рѣшимости послѣдовать Господу.

5.     Состоянiе трудничества.

6.     Состоянiе прiявшихъ ощущенiе благодати.

7.     Возможное христiанское совершенство на землѣ.

8.     Будущее состоянiе по смерти и воскресенiи.

Анализ текстового соотнесения греческого и русского вариантов требует дополнительного исследования.

Преподобный Исаия.

В предисловии к разделу трудов преподобного Исаии Феофан дает отсылку к греческому «Добротолюбию» только в связи со статьей «О хранении ума, в 27 главах». Все остальные труды даются им по другим изданиям: «Но какъ въ числѣ этихъ 19-ти, такъ и въ числѣ 27-ми Добротолюбiя, есть наставленiя, которыхъ нѣтъ въ словахъ. Это, между прочимъ, и служило побужденiемъ къ тому, чтобъ въ настоящемъ изданiи писанiй аввы Исаiи помѣстить обѣ эти статьи.

Чтобы ничего не пропустить, что исходило отъ сего аввы, помѣщаемъ здесь и изреченiя его, кромѣ приводимыхъ въ Достопамятныхъ Сказанiяхъ, тѣ, кои содѣржатся въ нашемъ Алфавитномъ Патерикѣ, въ переводѣ впрочемъ только съ славянскаго, ибо подобнаго патерика на греческомъ нѣтъ. Это есть трудъ нашихъ ревнителей подвижничества. Всякiй и самъ увидитъ, что и между сими изречениями есть не мало такихъ, какихъ нѣтъ въ словахъ»[2].

Марк Подвижник.

В раздел трудов Святого Марка Подвижника попали все главы, имеющиеся в греческом «Добротолюбии». Глава «Наставления святого Марка, извлеченные из других его слов» источником своим имеет «Творенія св. Марка, въ изданіи св. Отцевъ Migne, Patrologiae graecae. t. 65». Главы, взятые из греческого «Добротолюбия» расположены не в том порядке, что в греческом тексте: «Послание к иноку Николаю» Феофан ставит на первое место сборника, объясняя это следующим: «Оно ставится на первомъ мѣстѣ ради того, что въ немъ содержится очеркъ подвижнической жизни, съ начала ея до конца»[3].

Авва Евагрий.

В разделе трудов Евагрия из греческого «Добротолюбия» заимствуются две главы. Как видно из предисловия Феофана к разделу, источником для него служила в основном Patrologia: «Въ Patrologia помѣщено все сохранившееся изъ писаний Евагрія. На первомъ мѣстѣ стоятъ: главы о дѣятельной жизни къ Анатолію. Это, какъ догадываться можно, то, что осталось изъ книги, которую приведенные нами историки озаглавливаютъ Монахъ. Главамъ предшествуетъ краткое письмо къ Анатолію, какъ введеніе къ нимъ. Потомъ слѣдуетъ 71 глава уроковъ, дѣятельности подвижнической. За ними стоятъ λόγος πρακτικὸς[i] – въ 100 главахъ. Но какъ изъ сихъ главъ большая часть такихъ, кои находятся въ числѣ 71-главы, то тут приводится текстъ только тѣхъ главъ, которыхъ нѣтъ тамъ. Въ сложности все же выходитъ 100 главъ. Мы такъ и озаглавимъ: сто главъ о дѣятельной жизни къ Анатолію». Глава «Изображение монашеской жизни, в коем преподается, как должно подвизаться и безмолвствовать» - имеет наиболее полное соответствие греческому «Добротолюбию». Феофан дает ей такое предисловие: «статья, которая у насъ въ Добротолюбіи озоглавливается: образъ иночества, поучающій какъ должно подвизаться и безмолвствовать. Такъ и въ Греческомъ Добротолюбіи. Заглавіе Patrologia даже перифразомъ трудно передать. Удержимъ наше заглавіе»[4]. Стоить отметить, что греческий текст этой главы не имеет деления на главки, тогда как в русском тексте он разбивается на 23 отрезка.

 В главе «Изречения святых старцев» нами были выявлены 2 главки, имеющие полное соответствие в греческом тексте главы «ἐκ τῶν Νηπτικῶν, Κεφάλαια πέντε»: русские главки 91, 94, соответствуют греческим 3 и 4.

В качестве примера текстологического анализа возьмём начало первого тома.

В главе раздела трудов Св. Антония Великого «О доброй нравственности и святой жизни, въ 170 главахъ» нами были выявлены следующие примеры интерпретаций текста:

1.                     Феофан вставляет в русский текст пояснительные слова, заключая их в скобки: 16 случаев. Например, «124. (Настоящій) человѣкъ есть тотъ, кто понялъ, что такое тѣло» (Ἄνθρωπος ἐστὶν, ὁ τὸ σῶμα νούσας τί εἰσίν); «136. <…>что вотъ нынѣ подвигъ (смертный) и истязаніе (дѣлъ), на коемъ не стерпишь (взора) Судіи» (ὅτι νῦν ὁ ἀγών, καὶ ἡ ἐξέτασις, καὶ οὐ συγχωρεῖ ἀναλαβέσθαι τὸν κριτήν); и пр.

2.                     Некоторые греческие предложения Феофан оставляет за рамками русского перевода: 4 случая. Например, в 89 главе, опущено греческое начало: Ἡ κακία, παθος τῆς ὕλης ἐστί - зло – это страсть материального. Или, в главе 100 в русском переводе отсутствует второе предложение: διὰ τοῦτο γὰρ καὶ ἐδημιουργήθη ὑπὸ τοῦ Θεοῦ – поэтому и создан (сотворен) Богом. Самый большой непереведённый на русский язык отрывок – начало 168 главы: Ὥσπερ ἐν τῇ γεννήσει τὸ πάθος ἐστί˙ τὸ γὰρ γινόμενον ἐν τῷ βιῷ, καὶ φθείρεται˙ οὕτω καὶ ἐν τῇ πάθει ἡ κακία ὑπάρχει. μὴ οὖν εἴπῃς, οὐκ ἠδύνατο ὁ Θεός τὴν κακίαν ἐκκόψαι. οἱ γὰρ τοῦτο λέγοντες, ἀναισθητοῦντες, καὶ μωραίνοντες λέγουσιν. οὐκ ἐχρῶντο μὲν οὐν τὸν Θεὸν ἐκκόψαι τῶν ὓλων. τῆς γὰρ ὕλης ἐστί ταῦτα τὰ πάθη – Так в рождении страсть есть: ведь рожденное в жизни и гибнет. Так и в страсти зло начинается. Конечно, не сказал бы и не радовался Бог, что зло уничтожил. Говорящие же, нечувствующие, глупые говорят. Не пользовались ведь, что Бог вырубил лес. Ведь леса есть эта страсть.

3.                     При переводе на русский язык Феофан предпочитает усложнять значение слов. Так, например, в гл. 103 греческое прилагательное πονερός – дурной, худой, плохой, переводится сложным прилагательным «грѣхолюбивый».

4.                     В качестве замечания, относящегося более к изданию русского текста «Добротолюбия», чем к его составителю, стоит отметить не всегда грамотное написание греческих слов. Наиболее распространенные ошибки – неразличение знаков придыхания и ударения. Причем ошибки эти в наибольшей степени сконцентрированы именно в 1 томе (10 ошибок), что, скорее всего связано с недостаточной грамотностью наборщика и редактора.

Например: 1. Начало любви – ὑπὸληψις δὸξης[ii] – (взаимное оказаніе чести, или доброе другъ о другѣ мнѣніе, или предположеніе славныхъ въ другомъ достоинствъ).

159. Переплетенія добра и зла принимай равнымъ (греч. ỏμαλῶ[iii]) помысломъ; за это Богъ наконецъ отвратитъ аномалiи событій въ твоей жизни.

… изъ 14 слова его – практика (πραξεις[iv]) плача, внимательное чтенiе котораго можетъ умягчить и привесть въ сокрушенiе даже каменное сердце.

 

В качестве предварительных выводов  текущего этапа текстологического сопоставительного анализа русского «Добротолюбия» с одним из его первоисточников – греческой «Филокалией», стоит отметить, что, бесспорно, греческий текст служил для Феофана Затворника образцом, по которому должно выстраиваться подобное богословское издание. Для выявления авторского метода святителя Феофана является актуальным выявление непосредственных заимствований из греческого текста, и, что наиболее трудно и интересно, - его отступления и интерпретации греческого первоисточника.

В рамках подобной текстологической работы встает вопрос о глубоком и детальном лингвистическом сравнении русского и греческого «Добротолюбия», которое может вылиться в издание параллельного текста, дающего полную и объективную картину этого богословского труда.



[1] Добротолюбiе въ русскомъ переводѣ. М.: Типографія И. Ефимова, 1883 .Т. 1., стр. 154.

[2] Там же, с. 289.

[3] Там же, с. 483.

[4] Там же, с. 592.



[i] Надо: λόγος πρακτικός 

[ii] Надо: ὑπόληψις δόξης 

[iii] Надо: ὁμαλῶς

[iv] Надо: πρᾶξις