Архимандрит Зосима (Шевчук),

кандидат педагогических наук, доцент,

настоятель Свято-Георгиевского храма г. Владимира,

преподаватель свято-Феофановской Владимирской Духовной семинарии

ответственный за духовное окормление молодёжи города Владимира

Отдела по делам молодёжи Владимирской епархии.

 

 

«Аспекты семейного воспитания в творениях святого Феофана Затворника»

 

К началу XXI века мировая наука взошла на новый пьедестал, демонстрируя прежде невиданные достижения, которые растут с каждым годом, особенно в совершенно новых областях: научных нанотехнологий, информатизации, модернизации существующих уже века технологий и добилась такого влияния на все стороны жизни, что превратилась фактически в определяющий фактор бытия всей человеческой цивилизации и при этом фактически поставила эту самую цивилизацию на грань глобальной катастрофы. С христианской точки зрения подобные последствия возникли, прежде всего, в результате того, что нравственные принципы существования общества, заложенные в самый фундамент его, подверглись колоссальной ревизии, и в основу псевдонаучной идеологии был положен новый, прежде невиданный принцип: научно-технический прогресс не может быть скован какими-либо моральными или религиозными постулатами. Развитие общества и науки – вне нравственных, прежде сложившихся, норм, которые должны быть отброшены за борт истории.

Начиная с ХVIII века, особенно усилились нападки атеистически ориентированных учёных мужей на религию, которые способствовали формированию в обществе мнения о несовместимости научного и религиозного опыта.

Как духовный, так и научный потенциал, заложенный в трудах просвещённейшего архиерея своего времени, святого Святителя Феофана Затворника, является для нас нравственным ориентиром, который в применении, в том числе к практической педагогике, зовёт общество к возвращению к религиозно-нравственным ценностям [1].

В кратком докладе невозможно провести дифференцированный анализ педагогического наследия святителя Феофана Затворника и показать корреляцию его и отечественной педагогической науки, как своего времени, так и в современности, даже в узком аспекте семейного воспитания.

Для достижения этого  результата необходимо привлечь не только многочисленные и многообразные труды самого святителя Феофана Затворника, печатные материалы, содержащие мнения и отзывы православного епископата, научные исследования авторитетных богословских авторов, например, архимандрита Георгия (Тертышникова), архимандрита Клавдиана, видных учёных-педагогов, например, священника Евгения Шестуна, Смирнова П.А., материалы научных богословских конференций (чтений, семинаров), труды православных ученых, но и многую иную смежную литературу.

Рассматривая развитие отечественной педагогической мысли и системы образования в XIX веке, нужно отметить, что педагогическая дискуссия велась преимущественно между представителями западников и славянофилов и что в это время была создана отечественная педагогическая антропология, автором которой был Константин Дмитриевич Ушинский, который вне непосредственной теоретической поддержки церковных светочей того времени не справился бы с этой огромной задачей по созданию русской национальной православной педагогической теории. В это время православно-педагогическая мысль получила развитие в трудах таких выдающихся деятелей Церкви, как архиепископ Могилевский Евсевий (Орлинский), святитель Московский Филарет (Дроздов), святитель Кавказский Игнатий (Брянчанинов), у Оптинских старцев, и, конечно, у самого святителя Феофана (Говорова), а также в работах светских педагогов, которые были сторонниками духовной педагогической концепции, таких как А.Л. Громачевский, В.В. Розанов, П.Д. Юркевич, С.А. Рачинский, К.П. Победоносцев и многие другие. Особо надо выделить современные исследования роли Феофана Затворника в становлении православно-педагогической концепции в Российском обществе во второй половине XIX века: святитель Феофан предлагает стройную систему действий-подвигов, которая представляет собой своеобразную педагогическую технологию из трех пунктов, которые он определяет, как спасенное устроение ума и сердца. Эти ступени педагогической технологии поддерживаются и конкретизируются методами и приемами, следуя которым христианин способен к утверждению в добре своих человеческих душевных и телесных сил. В педагогической концепции святителя содержится, как учение об организации социальной жизни христианина, так и просматривается постулат о его психологическом учении, как теоретической основы всей педагогической системы Владыки Феофана.

Уже во многих современных исследованиях творений подвижника подробно рассмотрена педагогическая система святителя, в исследованиях сформулированы достаточно подробная и обстоятельная цель, а также обозначены принципы и методы богословско-педагогической системы святого Феофана.

Из анализа трудов святителя следует вывод, что его опыт христианской психологии основывается на учении о человеке, с привлечением православной антропологии, аскетической практики, самонаблюдении святых подвижников, личном самонаблюдении и опыте светской психологии, а проповедническая деятельность для святителя является формой реализации его педагогических идей. Однако, педагогический потенциал богословского наследия святителя Феофана в настоящее время реализован совершенно недостаточно и предметные примеры проекции идей святителя Феофана настоятельно требуют инкорпорирования в современную образовательную действительность, то есть для современной православной педагогики большинство исследований носит теоретический характер, и в настоящее время проявляется в редкости соприкосновения идей святителя с современной образовательной практикой. Хотя есть достаточные условия для выполнения цели духовного становления личности, которое предлагает святитель Феофан, для практического применения, выстраивая логичную стройную систему действий-подвигов, которая представляет собой своеобразную педагогическую технологию, а именно, он распределяет методы упражнения для ума, воли и сердца.

Актуальность выводов из педагогической деятельности святителя Феофана, несомненно, может предоставить нашему современному обществу весьма много позитивного, «настоящего», что может дать и религии и педагогической науке всё духовное наследие святителя Феофана Затворника. Отрадно, что это наследие сейчас является предметом изучения и в наших духовных школах. Например, в 2013 году я был рецензентом замечательной выпускной квалификационной работы Козака Сергея Витальевича «Педагогический элемент в богословии святителя Феофана Затворника» [2].

Автор резюмирует мысль об актуальности педагогических идей святителя для современной православной педагогики, при этом приводится строго очерченная история развития исследований педагогического творчества святителя, от самого начала 20 века до настоящего времени, последовательно рассматривается цель Свято-Феофановской педагогической системы, как созревание и последующее укрепление христианской жизни в православном человеке. При этом работа написана студентом не только хорошим литературным языком, но отличается и научной новизной в работе, через изучение частных мнений наших современников-ученых по вопросу влияния педагогического наследия святителя Феофана на современную православную педагогику, ясно обозначено православное психологическое учение святителя, как теоретическая основа его педагогической системы, очерчено предназначение человека и пути реализации этого предназначения в педагогическом аспекте, поскольку учение о человеке православных подвижников, таких как святой Феофан Затворник, несомненно, является высшим творческим актом всего человечества.

Также, несомненно, удачным является не столько компилятивный, сколько творческий труд иного студента-выпускника семинарии чтеца Дмитрия Ивановича Григорьева, посвящённый проблеме воспитания детей в семье. Именно сегодня во Владимирской семинарии, увы, в моё отсутствие происходит защита этой работы. Автор ВКР обращается к наследию святителя Феофана Затворника с целью актуализировать, и, по возможности, приблизить к современным педагогам и родителям его учение о воспитании в целом, и о воспитании детей в семье, в частности. Он справедливо указывает, что актуальность выбранной им темы связана с кризисным состоянием социального института семьи в современном обществе. Обращение же к святителю Феофану автор работы столь же справедливо связывает с национально-культурной и исторической близостью его наследия, с общностью многих проблем семейного воспитания времен святителя Феофана и современных православных христиан.

В работе достаточно глубоко проанализированы основные источники («Путь ко спасению», а также эпистолярное наследие святителя Феофана, его проповеди, в том числе на Владимирской земле), убедительно показана необходимость опоры на все эти источники и свидетельства. Большое внимание автор уделяет возрастной периодизации святого Владыки, обращая результаты своего исследования этой периодизации - к проблемам семейного воспитания. Заслугой автора является созданная им модель возрастной периодизации по святителю Феофану, позволяющая наглядно и сжато представить духовный путь православного христианина от младенчества до юношества.

Указанный автор проделал большую работу по систематизации поучений и наставлений святителя по отношению к различным аспектам семейного воспитания: сущности брака, роли отца и матери в воспитании ребенка, взаимоотношения семьи и школы, семьи и Церкви. Особенно следует подчеркнуть обращенность комментариев автора труда не только к текстам святого, но и к современной семье, и к современной социальной ситуации.

Вот, например, ссылка на слова Святителя Феофана, где он пишет: «Где кормят дитя всякий раз, как оно заплачет, и потом всякий раз, как запросит есть, там до того расслабляют его, что после уже оно не иначе, как с болезнью может отказываться от пищи. Вместе с этим оно привыкает к своенравию оттого, что успевает выпрашивать или выплакивать все желаемое» [3].

Если правильно воспитывать ребёнка, значит надо научить его подавлять свои желания, когда есть запрет от воспитывающего. Ни крики, ни капризы, ни истерики младенца не должны изменить волю родителя. Подчиняя себе волю ребёнка, родитель воспитывает в ребёнке опыт воздержания, умение отказать себе в чувственных желаниях.

Отсюда и следует очевидный вывод: родители уже с младенчества должны приучать ребенка уметь отказывать себе в излишествах.

Святитель Феофан учит о приоритете духа над телом: «должно поставить правилом приучать тело безболезненно переносить всякого рода внешние влияния: переменны температуры, уязвления, ушибы и т.п. Смысл здесь в том, чтобы не разнеживать тела, а укреплять, ибо оно есть орудие духа и его надо развивать так, чтобы оно содействовало, помогало, а не препятствовало развитию жизни духовной» [4].

Известно, что даже дети, воспитанные в известной аскезе, были способны даже на такой духовный подвиг, как мученичество ради Христа. Во время страданий могли говорить о высоких духовных предметах, презирая физическую боль. Конечно, любые родители стараются создать для своего дитяти лучшую обстановку как в семье, так и в школе, и даже в церковной общине также присматривают лучшее окружение для детей.

«Воцерковление младенца – ведущая функция православной семьи.

Само религиозное понимание слова «воспитание» связано с воцерковлением и приобщением к церковной жизни во всей ее полноте, участием в церковных таинствах. Это представляется тем более необходимым, что, согласно святоотеческому учению, невозможно изменение человека в лучшую сторону без помощи Божьей, без содействия благодати. «Зловещая практика XX века, чудовищный опыт нигилизма и дегуманизации, — пишет митрополит Питирим, — подтверждает давний взгляд на природу человека, выраженный в христианском богословии, согласно которому эту природу нельзя произвольно улучшить или переделать безблагодатными средствами» [5].

Святитель Феофан, возводя воцерковление ребенка в статус одного из самых необходимых дел для родителей, исчерпывающе и довольно подробно говорит о крещении младенцев – начале христианской жизни: «Здесь обращается внимание на то, как начинается чрез крещение жизнь христианская в тех, кои крестятся младенцами, как это бывает преимущественно между нами. Ибо здесь начало христианской жизни устрояется с некоторою характеристическою особенностью, вытекающею из отношения благодати к свободе» [6].

Изучая заповеди Божии, ребенка нужно научить следовать главной для него заповеди о почтении родителей, объяснить, что она предполагает послушание, исключает дерзость и вспыльчивое поведение.

Важнейшим и не бесспорным для современной педагогики аспектом учения святителя выступает воспитание в ребенке послушания.

Воля, укрепляется через послушание, отсечение своеволия. Смысл здесь в том, чтобы расположить ребенка так, чтобы он ничего не делал без позволения: «Пусть со всяким желанием прибегают к родителям и спрашивают: можно ли сделать то или другое?... Убедить их своим и чужим опытом, что опасно, не спросясь, следовать своим желаниям» [7].

От родителей требуется вникать в ситуации, происходящие с детьми, решать возникающие проблемы. В обязанностях родителей создавать условия для плодотворного и благоприятного развития детей. Крайне важна активная позиция родителей, которая проявляется в максимально возможном максимальном присутствии рядом с ребенком.

В этот период родители обязаны направлять волю ребенка к добру. Приучать к милостыне, состраданию, милосердию, уступчивости и терпению. Распоряжения родителей должны быть благоразумными, здравыми и посильными для детей.

Комментарии и размышления святителя ясно показывают, что он хорошо знал о духовных опасностях школьного обучения. «Страсти — болезни сердца: гнев, печаль, радость, зависть, мнительность. Склонности и пристрастия суть болезни воли. Плотские — пьянство, блуд, сонливость; душевные — корысть, гордость и другие. Ложные начала, или предрассудки, — болезни рассудка. Сии начала напечатлеваются с возрастом от ходячих повсюду мыслей во время воспитания в школе, в жизни — характером ее» [8], так характеризуя и классифицируя «духовные болезни» (сердца, воли, тела, рассудка), он указывает на школу как на один из их источников. Но, признавая эти опасности, святитель Феофан настраивает своих чад не бояться их, проявлять смирение и терпение, которые, соединяясь с надеждой и верой, дают благодатные плоды даже при условиях искажения в школах ровного и гладкого пути ко спасению [9].

О проблемах становления личности ребёнка в школе, он пишет: «Вы не стращайте ее школою, а так изображайте, чтобы она видела там рай и начала стремиться к нему…» [10].

Святитель обладал подлинной прозорливостью, читая будущее, как настоящее, и уже в своё время указывал на духовные опасности воспитания и образования, активно надвигающиеся на семью с Запада, и обличал проникающий в общество материализм и вытекающее из него потребительское отношение, пронизывающее все стороны человеческого общежития. В своем эпистолярном наследии он обращался к проблеме семьи и школы, утверждая, что ныне школа представляет собой открытую площадку для внедрения этого зла уже совершенно открыто: «Что у нас?! У нас материалистические воззрения все более и более приобретают вес и обобщаются. Силы еще не взяли, а берут. Неверие и безнравственность тоже расширяются. Требование свободы и самоуправства — выражается свободно. Выходит, что и мы на пути к революции. Как же быть? Надо — свободу замыслов пресечь — зажать рот журналистам и газетчикам. Неверие объявить государственным преступлением. Материальные воззрения запретить под смертною казнью. Материальные воззрения чрез школы распространяются. Лапласовская теория самообразования мира с прибавкою Дарвиновских бредней идет в уроках. После школы и в письмена она вошла, и всюду приносит плод неверия. Кто виноват в этом? Правительство. Оно позволило. Следовательно, кому следует все это пресечь? Правительству. Прикажет и все исправится» [11].

Исследователь Владимирского этапа жизни и трудов Владыки Феофана, ныне проректор Владимирской свято-Феофановской Духовной семинарии священник Алексий Масалов в своём исследовании, помещённом на сайте семинарии, сжато, но информативно пишет следующее:

«В 1859 году святитель Феофан становится епископом Тамбовским и Шацким, а в конце августа 1863 года получает назначение на Владимирскую кафедру. К этому времени Святитель был уже известным писателем, прекрасным руководителем, организатором и ревностным борцом за чистоту веры и нравственности.

На Владимирский кафедре святитель Феофан развернул привычную активную деятельность. Он часто служит, проповедует, подвигает к ревностному пастырству священство, организует систему катехизаторства под управлением Цензурного комитета при Духовной консистории, заботится о духовно-учебных заведениях, открывает церковно-приходские школы, женское епархиальное училище, начинает издавать «Владимирские епархиальные ведомости», завершает строительство корпуса Владимирской Духовной Семинарии, перестраивает здания епархиального управления…

Прекрасным свидетельством неутомимых трудов Святителя на Владимирской кафедре являются его «Слова к Владимирской пастве». Это сборник проповедей святителя Феофана, который содержит ценный материал для понимания жизни и взглядов великого иерарха Русской Православной Церкви…

Проповедь будет одним из самых замечательных дел Святителя на Владимирской земле. Он проповедовал на каждом богослужении, затрагивая самые важные для слушающих темы. Уже в первом слове святитель Феофан заговорил о главнейшей из них, вокруг которой строилось все его служение. «Христианство, предлагая нам образец высокого совершенства, - убеждал Архипастырь, - подает к тому и все должные средства. Оно есть лествица, возводящая на небо, путь ведущий в живот, врачество, исцеляющее все немощи наши и несовершенства. Лествица сия уже утверждена и многих возвела на небо. Не перестраивать ее нужно, а восходить по ней. Путь сей уже испытан: он прост, для всех виден и верен. Было бы неразумно тратить время и труды на проложение нового пути, или на исправление по-своему уже проложенного». 

Именно в церковности общества, родителей, детей, всей современной ему действительности он полагал решение всех проблем становления человека, как личности, и … «Рассуждая о первобытном состоянии человека, Святитель раскрывал систему христианской антропологии, говорил о состоянии человека после грехопадения и подробно излагал практику православной аскезы…Ревность к нравственному исправлению пасомых у святителя Феофана была велика. Его пламенные проповеди никого не оставляли равнодушными. Еще в начале служения на Владимирской земле в слове «В неделю по Рождестве Христове» 29 декабря 1963 г. Святитель заметил: «Дошло до моего слуха, будто вы считаете мои поучения очень строгими и полагаете, что ныне думать так нельзя, жить так нельзя, а стало и учить так нельзя. Времена не те!!—Как я порадовался, услышав это! Значит, вы внимательно слушаете, что говорю, и не только слушаете, но готовы бы исполнять то». Далее Святитель развивает свое «оправдание». «При всем том с суждением вашим согласиться никак не могу, и считаю своим долгом оговорить его и поправить», - говорит Архипастырь и доказывает, что «строгость» принадлежит не ему, а Христианству, которое «должно пребыть вечно, не неизменно, нисколько не состоя под зависимостью и управлением духа века, а напротив само будучи назначено управлять, или властвовать над ним во всех, покоряющихся его водительству»… Например, в слове «На новый год (1864-й)» «он поднимает одну из самых важных тем, актуальных и до настоящего времени. «Все нынешнее западное образование во всех его видах есть итог того движения, которому толчок дало возрождение. – говорит Архипастырь. - Оно есть плод сего последнего. Почему и есть и в духе, и в теле, —и в главном, и в частях все пропитано языческими началами, враждебными христианству. Всякой, кто касается его, и сколько-нибудь сродняется с ним, становится, больше или меньше, враг Христу. Так об этом свидетельствует опыт. До запада нам какое бы дело. Пусть себе как знает. Мы жили просто под влиянием животворных начал христианских и знать не знали, что делается на западе, и не знали бы, если б не были в необходимости войти с ним в сношения. Вошедши в сношение, стали заимствовать от него вместе с полезным и качествующий там дух образования языческого, который и у нас тоже производит что там: т. е., кто только касается его, тотчас восстает против Христа Спасителя и святой Его церкви. И у нас образовался класс людей, которые твердят, что церковное—христианское—это есть ветхость, которую надо отбросить, а Европейское образование есть обновление, которое надо усвоить. Зная теперь, что значит Европейское образование, вы сами хорошо поймете, что это они нам советуют. Вот что! —Апостол Павел говорит, что Бог послал св. Апостолов, облеченных благодатию св. Духа в мир затем, чтоб они всех привели из тьмы в свет, из области сатанины к Богу; а эти нам советуют—из света опять идти во тьму и от Бога в область сатанинскую, где качествует не обновление жизни, а смерть, убивающая все зародыши жизни истинной. Видите, какие благожелатели!! Чтоб разъяснить это до подробностей, надо целые книги написать».

Увлечение Западом Святитель критикует главным образом в начале своего пастырского служения на Владимирской земле, в проповедях, произнесенных в городе Владимире. Видно именно в губернском центре эти веяния были особо опасны для пасомых. Увлечение западом Святитель считал опасным не только для веры и нравственности человека, но и для всего Российского государства… «Вот мы часто хвалим себя: Святая Русь, Право-славная Русь. — говорил Архипастырь. - О когда бы навсегда остаться вам святыми и православными, —по крайней мере любящими святость и православие!—Какой верный залог  несокрушимости имели бы мы в титлах сих! Но осмотритесь кругом! Скорбно не одно развращение нравов, но и отступничество от образа исповедания, предписываемого православием. —Слышана ли была когда—на русском языке—хула на Бога и Христа Его?! А ныне не думают только, но и говорят, и пишут, и печатают много богоборного. — Думаете, что это останется даром? —Нет. — Живый на небесех ответит нам гневом своими и яростию своею смятет нас. - Запад   увлекает нас. — На западе заходит уже солнце правды. Мы же восточные должны пребыть в свете, и не только освещаться, но и светить всем». В контексте всего педагогического наследия святого Владыки, очевидно, что его воспитательный акцент как в государственном масштабе, так и в школе и в семье – всегда склоняется к церковности. Нарушения единства Церкви в обществе тяжело переживались Святителем. Например, «боль от активности старообрядцев нередко приводила святителя Феофана к резким выражениям. Но и эти обличения били самую суть проблемы. В проповеди «В Вязниковском соборе» 30 августа 1864 года он говорил: «Раскол распространяется старыми девками, нередко развратными, и мужиками иногда бродягами, а всегда такими, которые работать не хотят и вздумали себе добывать хлеб ложнопоповством и жить за счет простых людей. Bcе они едва выучились читать и едва бредут по книге, а лезут в учители. Кричат: вот старая веpa, вот отеческая вера;—а видали ли они книги святых отцов и прочитали ли хоть одну, о том и не спрашивай.—И вера то у них новоизобретенная, и святые отцы о такой вере и думать не думали. Какой святой отец полагал веру в усах и бороде, —в пальцах да в концах креста,—в старых иконах и книгах,—или в том, сколько раз говорить аллилуиа, сколько просфор иметь на обедне,— как кадить по солнцу, или против солнца?—Ни один.— Они спасительную веру полагали в святых догматах, в заповедях, в святых таинствах и в церкви со священством; а это все мудрование мужиков,—слепым невеждам свойственное. Не слушайте их и на глаза не принимайте».

В последний год пребывания на Владимирской кафедре Святитель Феофан проповедует с большими перерывами. Он был вынужден решать многие административные и хозяйственные проблемы, которые наложились на ухудшение здоровья. В это время Архипастырь решает уйти в затвор. 12 марта 1866 года он подает прошение в Святейший Синод об увольнении на покой с правом пребывания в Успенской Вышенской пустыни Тамбовской губернии. Таким образом, архипастырское служение святителя Феофана на Владимирской земле было непродолжительным, но активным и плодотворным. Его проповеди являются лучшим свидетельством этого. Они открывают реальное, живое лицо Святителя, как ревностного, пламенного пастыря, до глубины души переживающего проблемы как всего государства, так и каждого человека в отдельности. А по содержанию проповеди святителя Феофана до настоящего времени являются лучшими примерами гомилетического наследия Православной Церкви» [12].

Отойдя в сторону от собственно воспитательной деятельности Владыки именно на Владимирской земле, хотел бы закончить своё выступление таким выводом, который очень ярко представил в своей работе выпускник Владимирской семинарии Григорьев:

Для теории воспитания ребенка в семье и школе чрезвычайно важной предстаёт трактовка святителем Феофаном процесса развития личности. Важно правильно понимать само требование развития. Святитель пишет: «Многим кажется достаточным для этого - развивать: развивай, говорят, природу: человек выйдет совершенным, если развить все сокрытое в естестве его. По-видимому, что может быть разумнее и основательнее такого положения? А выходит совсем не то, что чается. Например, приучают и к разного рода предприимчивости и деятельности, и в этом бывает успех, но не с меньшим успехом вырастают корыстность и безжалостность. Так и во всем. Что ж это значит? Не доброе ли семя сеется, отчего же плевелы?» [13]. И вот здесь очень важен ответ святителя, который носит принципиально важный характер для всей педагогики: «Оттого, что семя естества нашего повреждено падением и много привилось к нему неестественного и противоестественного, что, однако ж, наряду с естественным, выказывает право на удовлетворение, прикрываясь видом естественности. Значит, не все надобно развивать, а иное развивать, иное же подавлять и искоренять. Так вот в чем вся трудность воспитания и образования!» [14].

И, конечно, ведущую роль в воцерковлении ребенка играет Дух веры и благочестия родителей: «Дух веры и благочестия родителей должно почитать могущественнейшим средством к сохранению и воспитанию и укреплению благодатной жизни в детях» [15].

Таким образом, церковность на детей действует не столько сама по себе, сколько через отца и мать, искренно почитающих Церковь. Пример родителей становится путеводной звездой для ребенка, которому в этом случае гораздо легче совершать «путь ко спасению».

 

 

 

 

 

 

Использованная литература:

1)         Рецензия архимандрита Зосимы (Шевчука) на выпускную квалификационную работу Козак Сергея Витальевича, - студента пятого курса, Владимирской Свято-Феофановской Духовной семинарии (выполненную на кафедре педагогики), на тему: «Педагогический элемент в наследии святителя Феофана Затворника: теория и практика».

2)         Козак С.В. Педагогический элемент в богословии святителя Феофана Затворника: теория и практика». Выпускная квалификационная работа студента ВДС по дисциплине Православная педагогика. На правах рукописи, 2013 год. Научный руководитель д.п.н, проф. С.И.Дорошенко. (из библиотеки Владимирской свято-Феофановской Духовной семинарии) 

3)         Святитель Феофан Затворник «Путь ко спасению». – М: Издательство Московской Патриархии, 1996, С. 32.

4)         Святитель Феофан Затворник «Путь ко спасению». – М: Издательство Московской Патриархии, 1996, С. 33.

5)         Петракова Т.И. «Духовные основы нравственного воспитания». [Электрон. ресурс] – 28.10.15. - http://www.verav.ru/biblio/monogr/donv.html#Probl_garm

6)         Святитель Феофан Затворник «Путь ко спасению». – М: Издательство Московской Патриархии, 1996, С. 23

7)         Святитель Феофан Затворник «Путь ко спасению». – М: Издательство Московской Патриархии, 1996, С. 36.

8)         Святитель Феофан. «Рукописи из кельи, раздел 1, Мысли о внутренней жизни.» - М.: 2001, стр. 94.

9)         Григорьев Д.И. Православное воспитание детей в семье (по творениям святителя Феофана Затворника). Выпускная квалификационная работа студента ВДС по дисциплине Православная педагогика. На правах рукописи, 2016 г. Научный руководитель д.п.н, проф. С.И.Дорошенко. (из библиотеки Владимирской свято-Феофановской Духовной семинарии) 

10)       Собрание писем святителя Феофана. Вып. IV. – М.: Паломник, 1994, с 136.    

11)       Собрание писем святителя Феофана. Вып. VIII. – М.: Паломник, 1994, с 324.

12)       Масалов А., свящ. Проповедническая деятельность святителя Феофана Затворника на Владимирской кафедре (дата обращения 19.09.2012 года)

13)       Феофан, затворник Вышенский. Созерцание и размышление. – М., 2003, с. 245

14)       Феофан, затворник Вышенский. Созерцание и размышление. – М., 2003, с. 246.

15)       Святитель Феофан Затворник. Путь ко спасению. – М.: Издательство Московской Патриархии, 2009. – С. 30.

Дополнительный (справочный) материал:

Святитель Феофан Затворник на Владимирской земле (Доклад на пленарном заседании VI Феофановских чтений 05.10.2012 года в Издательском Совете Русской Православной Церкви в г. Москве) URL: http://www.stgeorgy.ru/ArticleDetailed.aspx?ID=35

Определяющая роль Святителя Феофана в становлении педагогической концепции в России в конце XIX века (Доклад на VII Феофановских чтениях в Санкт-Петербургской Духовной Академии, 25-27 сентября 2013 года) URL: http://www.stgeorgy.ru/ArticleDetailed.aspx?ID=46

Зосима (Шевчук), архим. Развитие идей православной педагогики у святых отцов, учителей и отцов Русской Православной Церкви //  Власть и гражданское общество. Научный ежегодник. Архангельск-Иваново. Выпуск І. 2010. – С. 139-155

Зосима (Шевчук), архим. Истоки христианской педагогической  мысли и их развитие в научном наследии К.Д. Ушинского. Монография. Архангельск-Иваново, 2010 -325 с.

Зосима (Шевчук), архим. С.А. Рачинский – ведущий сельский учитель школы и новатор православной педагогики в России. Монография. Архангельск-Иваново, 2011 – 128 с.